5
/7
История изданий «Войны и мира»
Почти эпическая и до сих пор неоконченная история изданий романа-эпопеи.

По самой высокой ставке

Сегодня мы поговорим о том, как издавался роман «Война и мир». Отступим чуть-чуть от романа: вообще о том, как издавались сочинения Толстого, как складывалась прижизненная и посмертная издательская судьба произведений Льва Николаевича.

Эта история началась 3 июля 1852 г., когда из станицы Старогладковской 23-летний Толстой отправил в журнал «Современник» свою первую повесть «Детство» и написал письмо Некрасову. Тогда Толстой еще не знал, будет ли он писателем, и даже постеснялся подписывать это произведение своей фамилией. Он не знал, как будет встречен публикой, и в письме Некрасову сразу писал о том, что он просит оценить его рукопись (т.е. оценить размер предполагаемого гонорара) и оценить, возможно ли ее публиковать. Если она недостойна того, чтобы быть опубликованной – Толстой сразу выражал доверие Некрасову как человеку опытному, который способен угадать мнение публики – так вот, если эта повесть недостойна публикации, то молодой Толстой сгоряча обещал сжечь все последующие черновики. Он сразу писал о том, что у него есть задумки продолжения. И действительно мысль Толстого была такова, что, возможно, литература – это не его. Это был такой пробный шар.

Его писательская судьба, карьера сразу же складывается в принципе удачно. Журнал «Современник» – на тот момент лучший литературный журнал, где публиковались наши писатели первого ряда. И вот приходит повесть никому не известного человека – Некрасов даже не знал, кто прислал ему это письмо, оно было подписано инициалами «Л.Н.», но он принимает повесть к печати, и завязываются отношения Толстого с его первым издателем, Николаем Алексеевичем Некрасовым.

Любопытно содержание этой переписки. Некрасов принял повесть к печати, но в нескольких письмах умалчивал о гонорарах. Толстой его несколько раз вынужден был спросить все-таки о размере гонорара, который он заслужил за эту повесть, и только когда повесть уже фактически была опубликована, Некрасов ему ответил, что условия таковы: за первую публикацию автор не получает денег, первая публикация бесплатна, это традиция, через которую прошли все, даже самые именитые писатели. А за все последующие произведения, которые «Современник» будет ждать от Толстого, Некрасов готов платить ему, как он пишет, по самой высокой ставке – 50 рублей за печатный лист.

И вскоре Толстой становится постоянным автором журнала «Современник». Хотя даже с первой публикацией уже характерно, как Толстой ставит условия для своего издателя: ничего не менять в том тексте, который он отправил. Сокращать можно те места, которые издатель сочтет нужными, но ни в коем случае не менять написанного. Когда Толстой увидел, как повесть «Детство» была опубликована в 1852 г., он пришел в ужас. Там было все перекорежено, начиная с названия. Повесть, которую мы знаем под заголовком «Детство», была опубликована как «История моего детства». Толстой с раздражением писал Некрасову: «История моего детства никому не интересна!» Речь идет не об этом. А задумано это как роман о четырех этапах развития вообще человека, и каждая часть озаглавлена соответствующе: «Детство», «Отрочество», «Юность», «Молодость».

Борьба за Толстого

После «Севастопольских рассказов» популярность Толстого уже всероссийская. Зимой 1855–56 гг. он входит в литературный мир, сближается с многими писателями, публиковавшимися в журнале «Современник», и за Толстого уже начинается борьба. Именно к этому времени относится первая попытка Михаила Никифоровича Каткова, который только основал, в противовес во многом «Современнику, журнал «Русский вестник», либерально-консервативный на тот момент. Потом Катков уже постепенно эволюционирует на совсем такие, как в советских учебниках писали, реакционные позиции, но тогда он был англоман, консерватор. И вот во многом в противовес «Современнику» он открывает новый журнал и приглашает туда Льва Николаевича. Начинается борьба за Толстого.

Некрасов в этот момент вовремя среагировал. В апреле 1856 г. Некрасов даже подписал с несколькими писателями – Григоровичем, Островским, Толстым и Тургеневым – договор, по которому в течение четырех лет эти писатели все свои произведения будут отдавать в журнал «Современник» и сверх гонорара будут получать процент от продаж журнала. Т.е. фактически они как бы входят в бизнес, как мы бы сказали. На какое-то время Некрасову удалось удержать Толстого в своем журнале, и до конца 50-х годов Толстой еще публикуется в «Современнике». Но постепенно охлаждение нарастает.

Связано это было во многом не только с отношениями между Толстым и Некрасовым. Вскоре критический отдел в «Современнике» возглавил Николай Гаврилович Чернышевский, с которым у Толстого были большие идейные противоречия, мы об этом уже говорили. Толстой был ближе к позициям писателей и критиков «чистого искусства», в этот момент очень активно общался с Боткиным, Дружининым, Анненковым, которые постепенно отмежевываются от радикально-демократического лагеря, возглавлявшегося Чернышевским. Вот на этой почве Толстой постепенно отходит от «Современника».

В 1859 г. написано новое произведение – «Семейное счастье». Это первое произведение, которое Толстой публикует как раз у Каткова. Обратился он к Каткову по совету своего друга, критика Боткина. И сразу же ставит очень жесткие условия. Если в «Современнике» в конце 50-х годов Толстой уже получал 100 рублей за печатный лист, т.е. его гонорар возрос вдвое по сравнению с первыми публикациями, то Каткову он предлагает следующие условия: 250 рублей за печатный лист при том, что он даже не дает прочитать, не дает судить Каткову свою повесть. Он считает, что это как-то ниже его достоинства. Катков должен просто согласиться печатать «Семейное счастье». Толстой доверяет вкусу своих друзей. Ну, понятное дело, одно дело – доверять свое произведение, давать его на оценку Некрасову или каким-то прославленным писателям, другое дело – Каткову Михаилу Никифоровичу.

И Катков, как ни странно, соглашается на эти условия, потому что популярность Толстого уже достаточно высокая и публикация такого писателя резко повышает потенциальное число подписчиков журнала. Так эта повесть была опубликована, Толстой получает за нее достаточно приличный гонорар, порядка 1500 рублей. Это деньги, сопоставимые с годовым окладом чиновника невысокого ранга или учителя гимназии, врача. Такие примерно деньги писатели получали за публикацию целого романа, большого романа. Толстой получает эти деньги за повесть «Семейное счастье» и немедленно проигрывает их на китайском бильярде с каким-то малознакомым капитаном. Сам он ужасно недоволен этой публикацией, пишет, что ему стыдно за то, что он мог опубликовать такую вещь, он очень недоволен этим. Пишет А. Фету: «Люди плачут, умирают, женятся, а я буду повести писать, «как она его полюбила». Нарастает отвращение Толстого к литературе, на какое-то время он от нее отходит, занимается педагогикой, другими делами. Мы уже отчасти затрагивали этот сюжет.

«Казаки», карты и 1000 рублей

Но вот возвращается потом он в литературу снова в журнал «Русский вестник» с идеей все-таки дописать, опубликовать свой роман, как он его называл, можно по-разному определять жанр, роман или повесть «Казаки». Повесть, которую Толстой писал на протяжении десяти лет. Повесть «Казаки» тематически примыкает к трилогии «Детство», «Отрочество», «Юность» своей автобиографичностью. Хотя главный герой сменился, это не Николенька Иртеньев, а новый герой Дмитрий Оленин, но «Казаки» продолжили вот эту автобиографическую линию повестей Толстого.

Очень характерная история, как эта повесть была опубликована. В 1862 г. Толстой снова хорошо проигрался в карты, это был уже последний раз, когда Толстой отдал дань этой своей страсти, он уже взрослый человек, ему 33 года. И ему срочно понадобились деньги. Он просит у Каткова 1000 рублей вперед, в долг, и обещает отдать ему практически написанную повесть «Казаки».

В конце 1862 г., когда надо было отдавать этот долг, Лев Николаевич, который ни шатко ни валко в течение этого года работал, женился на Софье Андреевне как раз в сентябре 1862 г., в октябре 1862 г. пишет Каткову с просьбой вернуть долг деньгами. Он пишет о том, что у него есть сейчас деньги, он мог бы дописать эту повесть, но это было бы ему ужасно неприятно. Катков какое-то время медлил с ответом, ответ его не сохранился, но, по всей видимости, Катков ответил отказом и все-таки потребовал с Толстого эту повесть.

Так в течение считанных месяцев был закончен этот десятилетний труд, и в 1863 г. появился шедевр Толстого, повесть «Казаки», одно из вершинных произведений толстовского реализма. Характерно, что денежные дела с Катковым складываются не так гладко. Толстой рассчитывал, что повесть как-то будет оценена по печатным листам и он получит за это значительно больше, чем тысячу рублей. А Катков посчитал, что вот этот долг – это фактически цена повести. В итоге она была опубликована за значительно меньший гонорар, чем Толстой рассчитывал. Начинается торг.

Новый почерк Льва Николаевича

Как известно, как раз в начале 1863 г. Толстой начинает писать роман «Война и мир». Больше года, как мы об этом уже говорили, Толстой работает над началом романа, вырабатывается общий замысел, и только после более чем полутора лет работы над романом у Толстого готово начало, готова практически вся первая часть романа. Это конец 1864 г.

В октябре 1864 г. происходят два знаменательных события. С одной стороны – это сыграет большую и печальную роль для всех текстологов, всех, кто занимался рукописями Льва Николаевича – Толстой на охоте сломал руку. Под ним упала молодая лошадь, перелом был очень плохой, рука срослась плохо, ее ломали потом заново как раз в Москве, когда он заключал сделку с Катковым, приезжал в Москву, чтобы лечить эту руку. Кстати, этот эпизод с падением с лошади и сломанной рукой потом войдет как раз в первый том романа «Война и мир». Вспомним, как под Шенграбеном такую контузию получил Николай Ростов. Так этот болезненный жизненный материал тоже лег в канву романа.

Почему мы об этом упомянули. После этого случая почерк Толстого становится для нормального человека почти нечитабельным. Молодой Толстой писал очень красивым каллиграфическим почерком, а после этой травмы все, что он писал, переписывается другими людьми, прежде всего женой, конечно. Вообще в дело переписывания рукописей Толстого вовлекается почти вся семья – сестры жены и т.д. Сейчас рукописи Льва Николаевича хранятся в государственном музее Льва Толстого, и с исходными черновиками, написанными рукой Льва Николаевича, конечно, работать, разбирать это – целый подвиг. Считается, что никто за всю историю исследования рукописей Льва Толстого не понимал его почерк так, как могла понять жена. Многие вещи Толстой сам не мог разобрать и просил: «Соня, прочти, что я написал».

Первая часть первого тома

Тогда же, в октябре 1864 г., Толстой пишет, точнее, уже надиктовывает, потому что на тот момент он вообще писать не мог, письмо Каткову с предложением публикации романа «Война и мир» и сразу предлагает очень высокий, беспрецедентный на тот момент гонорар – 300 рублей за печатный лист. Вскоре, в ноябре 1864 г., он приезжает в Москву лечить руку, ведет сложные переговоры с Катковым через его агента – профессора Любимова. В конце концов, удается достичь соглашения: повесть принимается по цене Толстого. Долгое время Катков пытался сторговать хотя бы 50 рублей, публиковать хотя бы за 250 рублей за печатный лист. Но нет, Толстой настоял на своей цене, но предоставил Каткову право первые главы романа опубликовать отдельной брошюрой, отдельной книгой небольшим тиражом, 500 экземпляров, и продать в свою пользу. Такие условия.

Условия этого договора хорошо сохранились, потому что Лев Николаевич подробно обо всем в это время писал своей супруге. Она осталась в Ясной Поляне, он в Москве проживает в этот момент как раз в ее родительском доме, и там он описывает вот эти переговоры. И очень характерно пишет, что «когда слюнявый Любимов забрал мою рукопись и ушел с нею, я расстроился, расстроился именно потому, за что ты ругаешь меня: за то, что я не могу больше переделывать, перемарывать, улучшать свое произведение». Все, отдал в печать.

Это были первые главы первой части первого тома того, что будет названо романом «Война и мир». Сам Толстой еще этого названия не давал, в письмах того времени он говорил о «романе из времени войн Александра с Наполеоном». Вот так. Т.е. не давал названия. Когда роман уже должен был выйти, Толстой настоятельно просил Каткова нигде не говорить о том, что это вообще роман, избегать слова роман. Потому что это, мол, не роман.

Вот именно к этому времени, к концу 1864 г., относятся попытки написать предисловие. В принципе по этим попыткам мы видим, что еще до публикации романа Толстой угадал реакцию большинства критиков. Он понимал, что будут говорить об этом как о какой-то аристократической хронике, что, конечно, никто не поймет. И Толстой даже усиливал эту позицию – что да, мне, мол, интересней писать о людях высшего сословия, я хотел передать реальную живую жизнь, а она задокументирована и я чувствую связь с ней ближе всего в этом сословии. Именно от этих людей остались дневники, письма и все, по чему мы можем восстановить быт этой эпохи. Толстой писал о том, что это не роман и не повесть, уходил от определения жанра, потому что здесь нет ни завязки, ни развязки, с которой бы уничтожался интерес к повествованию. Это произведение можно продолжать и продолжать. Общего понимания, как будет выглядеть в целом это произведение, еще не было.

И вот в первом номере журнала «Русский вестник» публикуется начало романа под заголовком «1805 год». Мы даже в точности не можем сказать, чье это название. Может быть, это название, которое было дано в редакции журнала, а Толстой на него согласился. И в первом и втором номерах журнала «Русский вестник» выходит 38 глав романа. Тогда была другая разбивка на главы. В принципе по содержанию в 1865 г. была опубликована как бы первая часть первого тома романа «Война и мир», можно сказать, то, что сейчас ставится в Мастерской Петра Фоменко: ««Война и мир. Начало романа», такая замечательная постановка. Фактически Мастерская Петра Фоменко поставила в драматической форме то произведение, с которым ознакомилась русская публика в 1865 г.

Опубликованное повествование было разбито на три части под своими заголовками «В Петербурге», «В Москве» и «В деревне». Последняя часть, «В деревне», заканчивается отъездом князя Андрея Болконского на войну. С того времени, как Толстой приступает к описанию военных событий 1805 г., работа затягивается, публикация последующих частей откладывается на следующий, 1866 г.

Эпопея продолжается

В 1866 г. публикуется продолжение, уже вторая часть. Она была опубликована в трех номерах – февральском, мартовском и апрельском – журнала «Русский вестник» под заголовком «1805 г. Часть вторая. Война». И там описываются даже не все военные события, а только от начала войны 1805 г. до Шенграбенского сражения. Т.е. даже Аустерлиц не был описан. Еще весной 1866 г. у Толстого были планы, что он успеет издать этот роман практически целиком, по крайней мере, первую часть, как он задумал. Видимо, Толстой в 1866 г. еще думал довести повествование далеко за 1812 г. И вот такой первый большой корпус этой задуманной эпопеи, который включал бы описание войны 1812 г., т.е. тематически то, что сейчас составляет роман «Война и мир», Толстой планировал закончить в 1866 г.

Как раз в это время рождается мысль, что выгоднее и лучше было бы издавать это не через «Русский вестник», не в журнальном варианте, а издавать все-таки целой книгой, отдельными изданиями. По этому поводу завязались отношения с иллюстратором, Толстой даже задумывал издавать иллюстрированную книгу, с художником М. Башиловым. Как раз в переписке  с Башиловым мы видим, как раскрываются творческие планы Толстого. Это иллюстрированное издание не было выполнено, хотя Башилов подготовил несколько иллюстраций. Эти первые иллюстрации романа «Война и мир» сейчас тоже хранятся у нас в музее Толстого в Москве.

Летом 1866 г. Катков выпускает отдельное издание в свою пользу: «1805 г. Часть первая» и «Часть вторая». Мы не знаем, но, видимо, он все-таки нарушил договоренность с Толстым, потому что была договоренность, что он будет в свою пользу издавать только то, что опубликовано в 1865 г., а он издал все, что было опубликовано в «Русском вестнике», отдельными тиражами. Мы точно не можем сказать, каков тираж. Планировалось 500 экземпляров, возможно, он был чуть больше. Катков мог, возможно, как-то выйти за пределы этих договоренностей. Сейчас это, можно сказать, первое отдельное издание начала романа – огромная библиографическая редкость, любой желающий может приобрести это произведение, эту книгу где-то… Я видел цены в магазинах – за два миллиона рублей, например. Может быть, можно поторговаться. Тогда, в 1866 г., у Каткова приобретали эту книгу за 2 рубля 50 копеек.

С 1866 г. идет напряженная работа по завершению всего замысла и созданию первой завершенной редакции романа. Стало понятно, что Толстой не успевает. Можно сказать, это такая гигантская прокрастинация. Все время сроки откладываются и откладываются. Все договоренности – с тем же самым Башиловым – растягиваются на неопределенное будущее.

Авторское издание 1868–69 годов

Только в 1867 г. у Толстого в принципе сложилась первая завершенная редакция романа «Война и мир». Причем она существенно отличается от того, что мы читаем. Например, там князь Андрей Болконский оставался в живых, там Петя оставался в живых, получалась такая очень оптимистическая вещь. Все это было в черновиках. Но у Толстого уже есть понимание, что роман в целом завершен, остается его дорабатывать, перемарывать, как он говорит.

Весной 1867 г. он уже всерьез настроен на то, чтобы издавать это произведение. Параллельно он ведет переговоры и с типографией Каткова. У Каткова была собственная типография, можно было издавать у него не только в журнальном варианте, но и в виде книги. И параллельно договаривается с издателем «Русского архива» П.И. Бартенева, который заведовал Чертковской библиотекой в Москве – ныне это Историческая библиотека. Это был один из крупнейших специалистов по эпохе конца XVIII – начала XIX в., крупнейший издатель источников, он активно издает архивные материалы в это время, отчего его издание и называется «Русский архив». Он консультировал Толстого по разным источниковедческим вопросам.

Бартенев согласился выступить как бы агентом Толстого. Он согласился издать роман, договориться с типографией Риса, был такой немецкий печатник. Толстой рассматривал два варианта, катковский и бартеневский, и в конце концов в июне 1867 г. была заключена сделка с Бартеневым и Рисом на следующих условиях. Роман публиковался за счет Толстого. Публикация должна была обойтись Толстому в 4500 рублей, это очень солидные деньги по тем временам. 500 рублей Толстой дает вперед на оплату издержек типографии. 20% от тиража получают книгопродавцы, 10% получает Бартенев, остальные 70% реализуется в пользу самого писателя. Все равно это сулило значительно бо́льшую прибыль, чем публикация даже за высокий гонорар в журнале.

Цена была определена в 8 рублей за все тома, тираж был сразу задуман очень большой по тем временам – 4800 экземпляров. Это был очень большой тираж по тому времени. Он должен был охватить значительную часть той читательской аудитории, которая читала такие романы, такие произведения. И это сулило Толстому очень большую выручку за реализацию, порядка 20 тысяч рублей. Задумано было, что роман должен быть опубликован уже осенью 1867 г. Бартенев согласился быть не просто издателем, но он согласился быть корректором и редактором, держать корректуру.

И вот с июня роман поступает в печать, постепенно готовится эта печать. Ну, понятно, первым делом готовились в печать те части, которые уже были опубликованы в «Русском вестнике». Но тут начинается то, чего Бартенев, конечно, ожидать никак не мог. Лев Николаевич начинает безжалостно переделывать собственный текст.

Работа была организована следующим образом: рукописи, наборные или переписанные рукой, например, Софьи Андреевны, поступали к Бартеневу. Бартенев корректировал текст.  Причем Толстой дал ему дан полный карт-бланш, даже осуществлять стилистическую правку и конечно, фактическую выверку – к вопросу об исторических неточностях в романе. Все-таки этот текст держал один из наиболее авторитетных на тот момент специалистов по эпохе. И он же решал все вопросы цензуры. Вот почему еще Толстой все-таки заключил сделку с Бартеневым: Бартенев обещал решить вопрос с цензурным разрешением, то, чего Лев Николаевич очень не любил – иметь отношения с цензурой. Он дал Бартеневу карт-бланш выбрасывать все, что он посчитает нужным по цензурным соображениям.

И вот эти корректуры, когда они приходили к Толстому на согласование, Толстой начинал заново переделывать! Перемарывать стилистически, вставлять целые блоки, абзацы писал на полях! И высылал обратно Бартеневу совершенно искореженный текст. Бартенев был в ужасе, потому что приходилось оплачивать эту уже совершенную типографскими служащими работу, уже набранный текст. Приходилось рассыпать набор и заново его набирать. Бартенев пишет Толстому: «Вы бог знает что делаете! Этак мы никогда не кончим!» Лев Николаевич отвечает ему: «Не перемарывать так, как я перемарываю, я не могу! Счетов из типографии я не боюсь». Таким образом, работа затягивается.

В сентябре 1867 г. Толстой совершает поездку в Бородино. В принципе Бородинское сражение в черновике уже было описано, но Толстого не устраивало, как оно описано. И Толстому нужно посетить это поле, посмотреть, своими ногами пройти его, чтобы описать, создать то Бородино, которое ему нужно. Он писал жене: «Я напишу такое Бородино, какого еще не было». И эта поездка в Бородино стала одной из ключевых точек в истории создания романа, потому что после нее Толстой опять радикально переделывает весь роман. Изменяется вообще сама стратегия. Многие сцены, какие-то подробности, целые сюжетные линии уходят, исчезают. Но резко возрастает, я бы сказал, такая кинематографическая подробность изображения. То, что в первой редакции было дано просто таким повествованием, теперь – подробнейшим образом описанные сцены. Так переписывается и само Бородинское сражение.

Тем временем к концу 1867 г. были подготовлены к печати первый, второй и третий тома. До марта Толстой держал корректуру, и в начале 1868 г. готов четвертый том. Наконец они поступают в продажу. Условия следующие. Как и было задумано, восемь рублей. Уже в 1867 г. как раз появилось название «Война и мир», мы еще сейчас об этом два слова скажем. Значит, за восемь рублей можно было приобрести четыре тома, причем четвертый еще только должен был поступить в продажу, но еще не поступил. И в ту же цену входит билет на пятый том, который еще не написан. Но вот когда он будет написан, выкупившие четыре тома имеют право бесплатно получить пятый, такая акция.

Лев Толстой и русская орфография

Само название «Война и мир» тоже появляется как раз в связи с этим первым полным изданием романа только в 1867 г., причем сразу появляется как бы в двух вариантах. В проекте договора с Рисом как раз единственный раз Толстой написал «Война и мiр» — i с точкой, мiр в значении «вселенная, человеческое сообщество». Вот когда мы говорим «мой мир», в смысле кругозор и т.д., а не мир в смысле отсутствия войны. Но когда Толстому приходит корректура и то название романа, с которым он публиковался еще в начале, в «Русском вестнике», «1805 год», сохранилась также рукопись, где это название зачеркнуто и написано Толстым сверху: «Война и мир», уже через «и», как сейчас пишется. Вот название в двух вариантах.

Вообще тут нужно еще оговорить своеобразные отношения Толстого с русской орфографией. Он писал, как мы бы сказали, с ошибками. У него были разные пунктуационные и орфографические варианты написания. Многие вещи, кстати, выправляли ему и жена, Софья Андреевна, и затем на уже на этапе Бартенева. С другой стороны, нужно понимать, что тогда строгие правила правописания только складывались. И Лев Николаевич, как человек, который не учился в школе, да и университет не закончил, был еще носителем немножко таких старых представлений о написании слов, об определенной свободе в пользовании русским языком.

Фактически с того момента, как в июне 1867 г. была заключена эта сделка, весь год до лета 1868 г. – это время совершенно титанической, напряженнейшей работы. Для нового издания, как я сказал, отредактировано было то, что уже было издано, сданы в печать и написаны вот эти первые четыре тома. Разбивка тогда была другая, мы об этом еще скажем. Всего получилось шесть томов, такая была структура. За этот год несколько раз передумывалась, перепродумывалась структура всего романа. И как раз в начале лета 1868 г., когда нужно уже было сдавать в печать пятый, а вслед за ним и шестой том, силы просто покинули Льва Николаевича. Начались чудовищные головные боли. Нужно понимать, что он действительно работал практически сутками, т.е. все силы были брошены на написание. И в конце концов он пишет Бартеневу: «Скажите Рису, чтобы отстал от меня, я больше не могу писать». И на какое-то время печать романа приостанавливается.

Роман выходит целиком

Летом 1868 г. роман наконец-то публикуется целиком. И самое главное, что привлекло внимание русского общества – это, конечно, четвертый том, в котором было описано начало войны 1812 г., включая Бородинское сражение. И колоссальный успех! Толстой в принципе предчувствовал вот это читательское внимание и предчувствовал, что критика будет ругать. Любопытно, что еще когда он начинал публиковать этот роман, еще с Катковым, он как-то писал Фету: «Я бы рад был бы, чтобы роман прошел незамеченным, лишь бы не ругали. Когда ругают – расстраиваюсь». Такое немножко простодушное замечание, но оно читается, как «Моление о Чаше». Потому что Толстой чрезвычайно серьезно отнесся к публикации.

В письмах еще с конца 1864 г. он говорил о том, что все, что он писал до этого – это была только проба пера, вот настоящее-то только сейчас, а способны будут понять лишь немногие. Он писал своим заинтересованным друзьям – Фету, Александре Андреевне Толстой, своему другу и родственнице. Фету он писал, что «еще очень важно мне мнение человека, которого я тем менее люблю, чем более становлюсь большой, чем более вырастаю. Это Тургенева мнение. Он поймет!» – пишет Лев Николаевич. Они с Тургеневым в ссоре, но Толстой понимает, что Тургенев – один из немногих вообще читателей, которые будут способны оценить этот роман.

И вот в 1868 г. роман входит в жизнь русской публики. Мы уже говорили отчасти об этом. Успех колоссальный. Толстой понимает, что это успех коммерческий. Задумано сразу же издавать второе издание. И вот с 1868 г., частично в типографии Риса, частично – один том – в типографии Мамонтова, готовится новое издание романа. Причем оно было тоже любопытно сделано: первые четыре тома Толстой перекорректировал. Там есть все-таки разночтения. Т.е. он снова немножко переделывает, совсем чуть-чуть, некая стилистическая правка, но она есть. А пятый и шестой том, они издавались уже в 1869 г., выходят одновременно, просто двойным тиражом. Вот эти, можно сказать, первое и второе издания романа, 1868 и 1869 гг., они выходят практически одновременно. Последние два тома выходят в прямом смысле слова в одно и то же время. Все-таки к концу 1868 г. Толстой дописал пятый том, в январе он поступил в продажу. И в 1869 г. Толстой заканчивает работу над романом. К концу лета закончен шестой том и эпилог, и в конце 1869 г. он тоже поступает в продажу. Закончен, как Толстой писал, семилетний труд.

За лесом в Арзамас

Буквально на следующий день после того, как роман был закончен и эпилог был закончен, Толстой уезжает в Арзамас. Еще раз скажем, что он получал уже достаточно солидные деньги от продажи этого романа. Настолько солидные, что он думал инвестировать эти деньги в сельское хозяйство. Он задумал поехать в Арзамас покупать там лес, большое имение. И вот он предпринял эту знаменитую арзамасскую поездку. Она в коммерческом смысла закончилась ничем, имение не было куплено, но по дороге он испытал вот этот знаменитый «арзамасский ужас».

Когда он ехал по дороге и его посетила мысль – а зачем вообще я живу? А вдруг я умру в этой дороге? Дальше он приезжает в гостиницу, на него нападает ужас… Ну, мы сейчас в каких-то, не знаю, медицинских терминах назвали бы это панической атакой. Все это было описано сначала в письме к жене, Толстой ссылался, видимо, на то, что ему тяжело переживать разлуку с любимой супругой, и вот эти постоянные мысли о философии, о тщете жизни… Фактически можно сказать, что разум Толстого, даже не разум, а его желание жить взбунтовалось против итога, против того, на чем закончен роман «Война и мир». Это тщета, невозможность человека побороть историю, осознание необходимости и зависимости – то, чем заканчивается роман. И вот живой Толстой как бы взбунтовался. Он будет возвращаться к этому «арзамасскому ужасу», к этому переживанию, это станет одним из ключевых переживаний Толстого в дальнейшем перевороте. Засядет как такая заноза в его сознании.

Коммерческий успех и сельскохозяйственные эксперименты

Издание романа «Война и мир» выдвинуло Толстого однозначно в первый ряд русских писателей. И это же можно сказать про коммерческую сторону деятельности Толстого. Толстой был не сказать чтобы очень крупным помещиком, но достаточно крупным землевладельцем. С этого времени доходы от имений уже не превосходят доходы от писательской деятельности. Ну, в разные годы по-разному, но от писательской своей деятельности он получает доход, сопоставимый с доходами от поместий. Понятно, что роман «Война и мир» принес Толстому очень большие деньги. Вот эти 1868, 1869, 1870 года – время, когда продавались произведения. Эти деньги он инвестировал в разные свои помещичьи эксперименты.

Вообще надо сказать, что как помещик Толстой был, наверное, не так успешен в коммерческом смысле, чем как писатель. У него были рисковые проекты: винокуренный завод, маслобойный, разведение каких-то особых свиней. У Толстого было много всяких идей, чисто сельскохозяйственных. Но вот это сельскохозяйственное экспериментаторство во многом стало возможно благодаря тому, что Толстой постоянно получал очень солидные доходы от писательской деятельности. Над ним в связи с этим подшучивал брат, говорил, что он может себе позволить, чтобы его обманул какой-нибудь приказчик, потому что он его опишет потом в романе и запродаст этот роман за хорошие деньги – гораздо большие, чем те, на которые его обманули. А нормальные люди, мол, не могут в жизни так раскидываться идеями и деньгами, так экспериментировать, как Лев Николаевич.

Издание 1873 года

В 1873 г. предпринимается следующее, третье издание романа. История этого издания очень интересна. Тогда был завязан такой характерный узел, который будут распутывать и до сих пор распутывают ученые, издатели «Войны и мира». Основная критика, которая на Толстого обрушилась, как раз касалась смешения жанров и слабости толстовских рассуждений по сравнению с толстовскими же художественными изображениями, по сравнению с романной частью. Толстой умел, конечно, противостоять этой критике, но любопытно, что в более мягкой форме эту же позицию занял Николай Николаевич Страхов. Мы помним, что это первый человек, который отдал должное роману «Война и мир», первый, который увидел в «Войне и мире» вершинное произведение вообще всей русской литературы. Мнением Страхова Толстой очень дорожил.

И вот в 1873 г. фактически под руководством Страхова, т.е. ему было отдано право редактировать, тоже был выдан карт-бланш, Толстой выпускает уже в собрании сочинений иную версию романа. Выходит как раз собрание сочинений Толстого в восьми томах, это первый такой многотомник Толстого, до этого печатались собрания сочинений в двух томах, а теперь вот восемь томов, из которых четыре – это «Война и мир». Тогда впервые была сделана разбивка на четыре тома, снова был стилистически пересмотрен текст, многие вещи были изменены. Но самое важное: все философские, все исторические отступления были просто выброшены из романа, и также эпилог, вторая философская часть эпилога была выброшена, и отдельным томом вышло приложение, которое называлось «Статьи о 1812 годе».

Многие, большинство, наверное, специалистов считает, что все-таки это было неудачное издание и роман проиграл. Э.Е. Зайденшнур, одна из наиболее авторитетных исследователей истории романа «Война и мир», писала, что таким образом «вышла искалеченная «Война и мир»». Этот пласт, который все-таки необходим в структуре романа, был выброшен и оказался где-то там в приложениях. Конечно, Толстовские рассуждения прямо коррелировали и были связаны с художественными сценами.

Издание 1880 года

Любопытно, что в четвертом издании – это снова собрание сочинений, уже в одиннадцати томах – роман «Война и мир» вышел в 1880 г. Это фактически последнее собрание сочинений, над которым Толстой работал сам. Это тоже очень характерно. И там было повторено издание 1873 г. Вот эти четыре тома без философских отступлений.

После духовного переворота – это конец 70-х – начало 80-х годов – отношение Толстого к изданию своих сочинений радикально изменилось. Радикально изменилось отношение Толстого к материальным ценностям вообще. После этого духовного переворота, который он пережил в конце 70-х годов, параллельно с написанием «Исповеди», Толстой считает необходимым вообще отказаться от собственности. Как Толстой писал, христианин не может быть хозяином. Как я могу себя считать братом во Христе с простым крестьянином, если у меня есть все, а у этого крестьянина ничего нет, да я еще и наживаюсь на труде работников, крестьян и т.д.? Как я могу распространять свои произведения за деньги? В храм приходишь – священник за проповедь с нас денег не берет. Вот так же Толстой начинает относиться к своим произведениям: искусство имеет смысл, только если оно меняет жизнь людей. Т.е. он воспринимает свои произведения фактически как проповедь в художественной форме. Как это можно продавать?

И Толстой, как мы помним, абсолютно успешный, самый, наверное, успешный на тот момент русский писатель в коммерческом смысле, хочет отказаться вообще от гонораров, от каких-либо денег и передает все права пользования своими произведениями жене. Теперь жена будет издавать все ранние произведения, которые были написаны до переворота, включая романы «Война и мир» и «Анна Каренина». Поздние произведения Толстой будет издавать теперь вообще без гонораров, без каких-либо авторских отчислений, бесплатно для себя.

Некоторые исключения иногда делались. Ну, например, последний роман Толстого «Воскресение», который писался в 1890-е годы. За него Толстой запросил в журнале «Нива» на тот момент совершенно фантастический гонорар – 1000 рублей за печатный лист.

И эти деньги, огромные, немыслимые на тот момент для писателя за журнальную публикацию, были пущены Толстым на помощь секте духоборов, которых преследовало правительство. Толстой организовал переезд этих духоборов в Канаду. До сих пор, я не знаю, наверное, теперь уже десятки тысяч людей, потомки этих духоборов, живут в Канаде и, наверное, благодарят Льва Николаевича за то, что в конце XIX в. их предки успели уехать из страны. Огромное количество людей не увидело всех прелестей нашей истории века ХХ. Вот такой, наверное, последний пример инвестиций гонораров Толстого, но уже совсем не на те цели, как в 60-е годы.

Издания Софьи Андреевны и П.И. Бирюкова

С 80-х годов Софья Андреевна занимается изданием сочинений Толстого. И вот в 1886 г. при пятом издании романа она принимает судьбоносное решение. Издается 12-томное собрание сочинений Льва Николаевича, и вот в рамках этого 12-томного собрания сочинений Софья Андреевна решает так: роман будет издаваться в четырех томах, но со всеми философскими отступлениями. Т.е. она возвращается к тексту 1868-69 годов, но разбивку делает на четыре тома по изданию 1873 г. Вот это принципиальное решение… Это, в общем-то, тот текст, который мы читаем. Это то, что стало основой канонического текста романа «Война и мир».

Но тут есть некоторые нюансы. Именно это издание переиздавалось из раза в раз. Первая попытка такого научного издания романа случилась в 1912 г., уже после смерти Толстого: в типографии Сытина вышло издание, которое готовил первый биограф Толстого П.И. Бирюков. Это был толстовец и один из первых биографов Льва Николаевича, человек, который прекрасно его знал. Он впервые выпустил роман с комментариями и даже, немножко наивно, конечно, но попытался ознакомить читателя с некоторыми, конечно, хаотично, с точки зрения современной текстологии, не методически обработанными и подобранными рукописями. Отдельные черновики тоже были изданы. Какие-то хорошие, на субъективный вкус Бирюкова, отрывки, которые в основной текст не вошли, были опубликованы в приложении.

Тогда же, в 1912 г. впервые наконец выходят иллюстрации к  роману художника А.П. Апсита, совершенно замечательное издание. Вообще с этого времени издание «Войны и мира» становится своего рода искусством. Искусством комментаторов, подготовителей текста, оформления и художников, которые создают иллюстрации.

Советские издания романа

В конце 1920-х годов, уже после революции, встает вопрос, как издавать роман в полном собрании сочинений Льва Николаевича. Появляется проект вот этого 90-томного собрания сочинений Толстого. «Война и мир» – это, понятно, центральная вещь. Как издавать? Но даже в полном собрании сочинений Толстого нет ясности. Даже тут мы видим очень сложную, можно сказать, запутанную историю. В 1930–1933 гг. под редакцией Грузинского и Цявловского выходит «Война и мир». Фактически это была контаминация. Т.е. они берут за основу текст 1886 г., то, что Софья Андреевна издавала, и по изданию 1873 г. сверяют стилистическую правку. А в 1937-40 гг. в рамках того же полного собрания сочинений Льва Толстого делается дополнительный тираж романа «Война и мир». Т.е. даже в полном собрании сочинений Толстого разные варианты: один тираж начала 1930-х годов и второй конца 30-х годов. И в дополнительном тираже 1937 г. было принято такое решение, что за основу берется текст 1868-69 гг., а стилистическая правка берется с издания 1873 г.

Но и это не все! К 150-летию Отечественной войны 1812 г., в 1962 г., когда вообще выходит вал научной литературы о войне 1812 г., к этому времени предпринимается как раз 20-томное собрание сочинений Толстого, и там же выходит роман «Война и мир». Редакторами этого издания стали Э.Е. Зайденшнур и Л.Д. Опульская, два крупнейших специалиста по текстологии Толстого на тот момент. И они впервые предприняли попытку комплексной сверки издания и вообще всех печатных вариантов со всеми рукописными вариантами. Было выявлено и сделано почти две тысячи исправлений. Вышел новый текст. Все равно основа издания все та же: за основу берется текст 1868-69 гг. с учетом стилистической правки 1873 г. и разбивки на четыре тома 1873 г.

В 1983 г. в серии «Литнаследство» как раз Зайденшнур подготовила отдельное издание первой завершенной редакции романа – тот первый вариант, который был у Толстого в 1867 г. Как это выглядело: начало романа – то, что было опубликовано в «Русском вестнике», и потом по черновикам, по рукописям. Это издание имеет интерес скорее для исследователей, это история создания романа. Но это издание уже в наше, постсоветское время породило такой странный казус, очень характерный для нашего, можно сказать, издательского беспредела.

«Война и мир» в эпоху постмодерна

С конца 90-х годов стали появляться издания Захарова, потом они неоднократно перепечатывались – так называемые «Война и мир. Первый вариант романа». Там брался вот этот текст, опубликованный Зайденшнур, без указания, где опубликованный вариант, где рукописи, где черновики. Более того, дополнительно туда вставлялись какие-то совершенно хаотично выбранные черновые варианты вступления к роману и без всякого комментария это публиковалось, как будто бы речь идет о завершенном произведении, которое когда-то было опубликовано. Вот в таком варианте это несколько раз издавалось, до сих пор переиздается, и некоторые люди могут прочитать роман «Война и мир», в котором князь Андрей остается жив, Петя остается жив, и возникает ощущение, что бытуют параллельно две чуть ли не равноправные версии этого романа.

Если говорить о более серьезных вопросах, то сейчас выходит (уже некоторые тома выпущены) 100-томное собрание сочинений Льва Толстого, самое полное. Его готовит Институт мировой литературы, группа исследователей. По задумке, должны быть опубликованы все рукописи, все черновики, все черновые варианты. И снова встает вопрос, как печатать роман «Война и мир»! Мы помним, что то, что мы признаем каноническим текстом, – фактически контаминация, т.е. это фактически выбор ученых, которые готовят текст. Говорить о законченной авторской воле трудно. Существует издание 1868-69 гг., существует издание 1873 г., над которым Толстой работал,  потом издавала жена, потом исследователи, и в каком виде и как этот роман будет издаваться – это снова очень серьезный вопрос отечественной текстологии, которая, к сожалению, сейчас не всегда соответствует мировым стандартам, принятым в текстологической науке.

Материалы
  • Зайденшнур Э.Е. История создания и печатания "Войны и мира" // Толстой Л.Н.Полное собрание сочинений в 90 томах. (ПСС) Т. 16. М.: Художественная литература, 1955. С. 19-140.
  • Толстой Л.Н. ПСС. Тома: 48, 61, 83. →
Галерея (54)
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше