Дополнительный эпизод
Владимир Пяст
+
Рыцарь-Несчастье Владимир Пяст.

Когда мы с вами говорим о русском символизме, то так случается, что больше всего вспоминаем о больших, о великих поэтах. Мы называем имена Александра Блока, Андрея Белого, Иннокентия Анненского, ну или хотя бы Константина Бальмонта или Валерия Брюсова. А, между тем, среди символистов были те поэты, которые сегодня уже почти забыты, но которые внесли свой и тоже очень важный вклад в русский символизм.

И сегодня, хотя бы ради справедливости, я хотел вспомнить о второстепенном поэте Владимире Пестовском, который писал под псевдонимом Владимир Пяст. Это была чрезвычайно интересная фигура. Он был ужасно невезучий человек, и статья о нем Романа Давидовича Тименчика совершенно правильно называется «Рыцарь-Несчастье». Ему все время не везло, и даже в его первой книге стихов «Ограда» вместо «страж» из-за ошибки наборщика появился «страус», все стихотворение стало смешным, нелепым. Он действительно был человек отчасти такой комический. Он ходил в клетчатых брюках, которые называли «клетчатыми пястами». Был почти сумасшедшим.

Но при этом он был удивительно знающим человеком и человеком благородным. Он написал интереснейшие работы по стиховедению. Он был пропагандистом-переводчиком Эдгара По. Он великолепно декламировал стихотворения. А кроме того, он был очень хороший человек. И это был человек, который дружил, близко дружил с двумя не любившими друг друга, совершенно разными, но главными поэтами эпохи. Пяст был очень близким другом Александра Блока и, вместе с тем, он был другом Осипа Мандельштама.

Материалы
Галерея (6)
Читать следующую
3. В защиту «Серебряного века»
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше