Дополнительный эпизод
А. Блок как исполнитель своих стихов
+
Центральное место Александра Блока в поэзии Серебряного века и его особая манера чтения стихов.

Пожалуй, самым авторитетным среди поэтов-символистов, поэтом, чье мнение о стихах того или другого автора играло определяющую роль для репутации последнего, был Валерий Яковлевич Брюсов.

Но, безусловно, самым главным, самым важным поэтом этой эпохи был Александр Блок. И если, говоря о «золотом веке» русской поэзии, мы, конечно же, сразу, говорим о Пушкине, и всех остальных стихотворцев воспринимаем как планеты на орбитах вокруг него, то со всеми известными оговорками, помня о том, что эпоха «серебряного века» была совсем другой, все-таки на этот центр, на место солнца нужно поставить именно Блока.

И кроме всех прочих достоинств блоковской поэзии, кроме огромного влияния, которое оказывали его стихи при чтении их глазами, современники вспоминают совершенно необыкновенный эффект, который производили стихи Блока, когда он сам их читал.

Самые-самые разные исполнительские манеры были в эту эпоху. Ну, известно, например, что Игорь Северянин пел свои стихотворения на несколько мотивов. Мандельштам скандировал свои стихотворения. Маяковский читал свои стихотворения по-актерски, своим глубоким басом.

Про Блока все вспоминают, что он читал свои стихи подчеркнуто ровно и даже как бы невыразительно – не подчеркивая интонации, не делая смысловых ударений – совершенно не по-актерски. И, тем не менее, это невыразительное глуховатое чтение производило на современников огромное впечатление.

Известно, что Блок, как правило, читал один набор стихотворений на каждом поэтическом вечере, на котором он выступал, и всегда заканчивал чтение стихотворением «Девушка пела в церковном хоре». И когда он читал последнюю строфу этого стихотворения:

И голос был сладок, и луч был тонок,
И только высоко, у Царских врат,
Причастный Тайнам, — плакал ребенок
О том, что никто не придет назад.

это чтение буквально завораживало тех, кто находился в зале.

Кстати, интересно, что свою главную пореволюционную поэму – поэму «Двенадцать» Блок всегда отказывался читать вслух. Он писал в дневнике, что не знает как ему читать поэму «Двенадцать». И на тех вечерах, где все-таки было необходимо ее прочесть, эту поэму вслух читала жена Блока, которая была актрисой – эту поэму читала Любовь Дмитриевна Блок.

Галерея (12)
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше