Дополнительный эпизод
Доминик и доминиканцы
+
Об основателе ордена проповедников св. Доминике, о роли доминиканцев в становлении Ренессанса и в последующей истории.

Очень важную роль в период Возрождения, конечно, сыграл доминиканский орден. Вообще развитие западного монашества очень не похоже на пути развития восточного монашества, потому что, если на Востоке люди в основном, начиная уже с ранних пустынников, уходили от мира, чтобы спасти прежде всего свою душу, — конечно, идея служения у них была тоже заложена, — то западное монашество с самого начала было настроено на служение миру, не бежать от мира. Хотя были, конечно, монастыри и остаются до сих пор, такие клаузурные, закрытые, но в целом западное монашество развивалось по принципу ответа на запрос мира, вот как христианским образом ответить на ту или иную проблему мира, начиная с Бенедикта, который заложил основы западного монашества. Мы можем тут вспомнить ирландских монахов, которые были потрясающими миссионерами, это тоже раннее Средневековье, а в конце Средневековья, и уже, можно сказать, с этого начинается Возрождение, появляется удивительное явление — это нищенствующие ордена.

Об одном из них мы уже говорили, о францисканцах, и, собственно говоря,  некоторые исследователи считают, что именно он, Франциск – основоположник Возрождения, потому что он изменил мировоззрение, картину мира, от плача о грехах перешел к радости и благодарению Богу. И второй орден, тоже нищенствующий, возник практически параллельно, но, может быть, с разницей в несколько лет, — доминиканцы.

Основатель этого ордена, а их еще называют орден проповедников, — Доминик де Гусман Гарсес. Он испанец. Происходил из знатного дворянского рода с вестготскими корнями, но он быстро покидает Испанию и большей частью действует во Франции и отчасти в Италии. Доминиканцы названы, как и францисканцы, — это не самоназвание, это название по основателю. Официальное название — это орден проповедников, хотя иногда доминиканцев называют «псы Господни», потому что Domini canes — это по-латински так и переводится, «псы Господни». Но более ласково их называли иногда «ласточки», потому что, во-первых, они несли благую весть, их задачей было проповедь Евангелия, словом и жизнью, и одежда у них, белый хабит и черный плащ: вот это вот, белое и черное, похоже на ласточек.

Доминик Гусман родился, как я сказала, в Кастилии, в Испании, и с самого детства отличался особой добротой, особой религиозностью. Получил хорошее образование, любил книги, часто стремился к уединению, но это часто бывает, когда мы читаем о каких-то подвижниках, особенно средневековых. Хотя, может быть, в том, что говорится о Доминике, есть не только житийный такой прием, но и много верного, потому что житие составляли уже, можно сказать, при жизни хорошо знавшие его люди. В 1196 году он был рукоположен в священники и стал членом капитула регулярных каноников города Осма, то есть он начинал просто в одном из уже имеющихся орденов, совершенно не думая о том, что он будет основателем нового ордена.

Но в 1203 году его отправляют с дипломатической миссией в Южную Францию, и там он встречается с ересью альбигойцев. Вот эти позднесредневековые ереси, альбигойцы, катары, они во многом стимулировали появление каких-то новых движений и реформ в самой церкви. Францисканцы тоже отчасти отвечали на их обвинения. Особенно стремление к бедности, к нищенству должно было показать, что не правы еретики, которые говорят, что все в церкви стремятся только к богатству. Точно так же и Доминик, он тоже стремился к бедности и даже продавал какие-то свои ценные книги, еще что-то, чтобы накормить кого-то и так далее. И вот он понял, что бороться с ересью нужно, проповедуя Евангелие. Просто люди не знают Евангелие, просто люди не знают вообще даже учение собственной церкви, их нужно учить, нужна новая проповедь. Отсюда, собственно говоря, и родилась у него идея нового общества, общины проповедников.

Он сначала организовал маленькую женскую общину из тех людей, которые ушли от альбигойцев и снова вернулись в церковь, и он опекал этих женщин, которые пережили вот этот вот опыт, как бы мы сейчас сказали, тоталитарных сект. Но мы не знаем, насколько были альбигойцы тоталитарны, но их оттуда явно спасали, а постепенно вокруг него сложилась группа из шести единомышленников, и они, собственно, стали основателями, ядром нового ордена.

Доминик написал устав, и решил, что нужно уже идти к папе, чтобы, так сказать, заявить о том, что с ересью нужно бороться не крестом и мечом, а проповедью, причем словом и жизнью. И в 1215 году он едет на Четвертый Латеранский собор и бухается в ноге папе Иннокентию III, тому самому папе, который как раз принимал францисканцев и тоже дал им благословение. Может быть, узнав об этом, что вот Франциску уже даны такие полномочия, Доминик тоже спешит папу уверить в том, что новый орден обязательно нужен католической церкви. Но прошло еще некоторое время, и только на следующий год, в 1216 году, уже следующий папа, Гонорий III, благословляет новый орден и принимает этот устав, написанный Домиником.

Как я уже говорила, главными задачами ордена были проповедь и изучение наук, поэтому из ордена вышло очень много людей ученых. Чтобы закончить с самим Домиником, он умирает в 1221 году в Болонье. Его мощи покоятся в болонской базилике, названной в его честь. В 1234 году, то есть довольно непродолжительное время прошло с его смерти, на памяти поколений, хорошо его знавших, папа Григорий XI канонизирует Доминика, и, как вспоминает один из современников, который описывал это событие, «его любили все — богатые и бедные, евреи и язычники».

Действительно, фигура Доминика очень интересная. Фигура Доминика, может быть, в определенных даже кругах была равна Франциску, хотя сегодня, может быть, его популярность не такая, как у Франциска. Тем не менее для позднего Средневековья два вот этих нищенствующих ордена, потом появились уже другие, августианцы и так далее, вот эти два бедных, нищенствующих ордена обозначали два направления, по которым развивалась религиозная жизнь.

И когда мы говорим о Ренессансе, мы должны помнить, что религиозная составляющая эпохи Возрождения очень сильна. Не только любовь к язычеству некоторых философов, вроде Марсилио Фичино, который в красном углу поставил Платона и ему сочинял, как бы мы сказали, гимны и акафисты, или увлечение Гермесом Трисмегистом, или еще кем-то, но новое направление [христианской] духовности, вот это тоже нужно помнить.

Но еще при жизни Доминика орден стал распространяться во многих странах Европы. Он был во Франции, в Испании, в Провансе, в Венгрии, в Англии, в Германии. Даже в Греции и на Святой Земле были доминиканские общины. Одно время они были нищенствующие, но потом стали уже обрастать имуществом, тем более в определенный момент и папа запретил сбор подаяний, на что жили францисканцы и доминиканцы первых поколений.

Но главное, что доминиканцы выстроили вот эту линию образования и проповеди, потому что все-таки средневековая проповедь была, конечно, очень специфическая. Это, скорее, был крен не в сторону Писания, а в сторону предания, в сторону вот таких чудес, баек, сказок, каких-то легенд и так далее. А Доминик все-таки   направил в сторону изучения источников, изучения Священного Писания. Конечно, мистическая составляющая тоже здесь была.

Влияние доминиканцев на культуру Европы и Италии было особенно сильным в XIV-XVII веках. В XVI веке и в XVII их потеснили, конечно, иезуиты уже, особенно в период Реформации. А так доминиканцы, например, возглавили кафедры почти всех крупных университетов. Здесь они, конечно, соперничали с францисканцами, потому что первоначально Франциск отрицал ученость, а его последователи стали учеными и были великолепными и богословами, и так далее, и многие кафедры занимали именно францисканцы. Здесь было даже некоторое соперничество между францисканцами и доминиканцами. Во всяком случае в университетах Парижа, Оксфорда, Болоньи и Падуи первые места занимали именно профессора-доминиканцы. Из доминиканцев вышли: Альберт Великий, Роберт Килуордби, Петр Тарантезийский, впоследствии папа Иннокентий V, канонизированный католической церковью. Но, конечно, все знают самого знаменитого доминиканца — святого Фому Аквинского.

Интересно, что европейская библеистика, изучение Вульгаты и вот особенно подготовка текста к печати потом, когда уже заработал печатный станок, — всем этим занимались именно доминиканцы. Интересно, что само название Парижского университета, Сорбонна, это от доминиканского профессора Робера де Сорбона, который основал доминиканский коллегиум в Париже, который потом, собственно, и перерос в Парижский университет.

Кстати, среди членов ордена проповедников было также много мистиков. Самые знаменитые мистики, Мейстер Экхарт, Иоганн Таулер, Генрих Сузо, — это все доминиканцы.

Доминиканцы развивали и искусство. Фра Беато Анджелико, о котором у нас разговор впереди, он доминиканец. Ну и доминиканцем, конечно, был знаменитый проповедник и реформатор Джироламо Савонарола. С доминиканцами связано миссионерское направление, потому что они первые проникли и во многие страны Азии, многие страны Африки и так далее.

Можно тут перечислять очень много заслуг доминиканцев, но я перейду сразу к XX веку, потому что до XX века, при всех перипетиях, их даже запрещали, они пережили реформы внутри ордена, расколы и так далее, но они дожили до XX века как один из самых крупнейших и значительных орденов. Их где-то около 10 тысяч, но сейчас, может быть, иногда говорят, что поменьше, до 6 тысяч снизилось. Но из их среды, например, вышли выдающиеся богословы XX века, это Ив Конгар и Шеню, те люди, которые, собственно говоря, писали документы Второго Ватиканского Собора. Поэтому вот от Доминика до сегодняшнего дня этот орден продолжает быть очень значительным. Ну и, конечно, значительным он был в период, который мы с вами рассматриваем, — это период Возрождения.

Но, может быть, два слова скажу еще о самом знаменитом доминиканце — это Фоме Аквинском, потому что Фома, хоть его часто называют средневековым философом, он, скорее, подытожил средневековую мудрость, средневековое богословие, философию, создал вот этот вот удивительный компендиум «Сумма богословия».

Но он же дал и толчок развития новой мысли, мысли уже ренессансной, как раз освободив разум, сказав, что не только откровение свыше, но и естественное откровение, познание, разум тоже играет огромную роль в богословии и философии. Может быть, он даже освободил философию. Мы помним, в средневековье философия была служанкой богословия, а уравняв, так сказать, вот этот вот рациональный разум с разумом, воспринимающим божественное откровение, он дал возможность развиваться и свободной философии. Поэтому действительно доминиканцы — это очень важный элемент религиозной жизни и направление в период Ренессанса.

Конечно, говоря о доминиканцах, многие вспомнят инквизицию, и это тоже правда, что именно их эрудиция, их знания привели к тому, что именно доминиканцы стали во главе инквизиции, но чтобы понять, что такое инквизиция, нужно немножко отрешиться от того, что в популярной литературе про это пишут. Это определенный орган при католической церкви, который должен был следить за чистотой веры. И чистоту веры, конечно, доверяли людям грамотным.

Конечно, тут были и отклонения, потому что вообще любая эпоха развивается по принципу маятника: зарождается одно, потом, так сказать, сила этой энергии толкает движение совершенно в другую сторону. И, конечно, наряду, может быть, с Домиником, который кормил нищих и сам, так сказать, раздавал все, появлялись другие люди, которые ради веры уже не щадили других людей. Такое тоже было. Хотя не сама церковь приводила приговоры инквизиции в действо, инквизиция только выносила вердикт, виновен или не виновен, сжигала, конечно, не церковь, сжигали все-таки светские власти, но инквизиторы, конечно, были в этом виноваты. Но именно их ставили во главе, потому что они были самые-самые образованные.

Не случайно Фома Аквинский получает титул доктора ангеликуса (ангельский доктор), то есть человека, который обладал ангельским знанием. Но, правда, опять же тут можно вспомнить тех же францисканцев, которые соперничали, и Бонавентуре, например, присвоили титул не менее интересный — доктор субтиликус, то есть тончайший доктор, то есть доктор, который преуспел в своих знаниях тонкого мира, тонких каких-то материй и так далее. То есть в любом случае доминиканцы, мы еще не раз с ними встретимся, — это очень мощное движение внутри, зародившееся в конце средневековья, но давшее очень мощную духовную и интеллектуальную подпитку Ренессансу.

Материалы
  • Гуревич А. Я. Категории средневековой культуры. М., 1984.
  • Карсавин Л. П. Монашество в средние века. СПб. 1912.
  • Карсавин Л.П. Очерки религиозной жизни в Италии XII - XIII веков. 1912.
  • Католическая энциклопедия. Издание Францисканцев. М., т. 1, 2002.
  • Культура Возрождения и религиозная жизнь эпохи. М., 1997.
  • Лакордер А. Жизнь святого Доминика. М., Истина и жизнь, 1999.
  • Рассел Дж. Святой Доминик. Издательство: VSD, 2013.
  • Фроссар А. Соль земли. Жизнь с Богом, Брюссель. 1973 г.; Киев, Кайрос, 1996.
Галерея (18)
Читать следующую
2. Братья и сестры покаяния
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше