Дополнительный эпизод
Сиена и Сиенский собор
+
Сиена, Сиенский собор и его напольные мраморные панно в технике косматеско.

Хочется рассказать особенно о Сиене, потому что в определенный момент, особенно в эпоху Предвозрождения, в Проторенессансе, конечно, этот город был один из самых главных, может быть, центров развития искусства. В какой-то момент она соперничала с Флоренцией. И, конечно, это один из красивейших городов Италии, причем сохранивший свою такую средневековую и раннеренессансную структуру.

Вот Павел Муратов, например, в своей книге «Образы Италии» пишет так: «Любовь, которую внушает Флоренция, сложнее и восторженнее, тоска по Венеции неотвязнее, чувство Рима так огромно, что оно способно вытеснить все другие чувства. Но ни один из этих городов не мил так сердцу, как мила Сиена. Она до сих пор не знает никаких противоречий обаянию своей старины. Ни одной малейшей чуждой ноты не услышит здесь самое чуткое ухо».

Действительно, город необыкновенного обаяния, сохранивший свою действительно средневековую старую структуру. Исторический центр не очень большой, около одного квадратного километра, но очень причудливо так он сплетается из разных улочек, таких узких, средневековых. Есть, конечно, большие, уже ренессансные площади, но в целом город похож на лабиринт. Его часто сравнивают с лабиринтом.

В Сиене очень легко заблудиться, потому что действительно вот эти вот улочки узкие, и когда ты не знаешь, особенно не видишь главных доминант города, а доминанты — это, конечно, башня ратуши и собор, вот когда ты их не видишь, то действительно можно совершенно, как в лесу, заблудиться.

Интересно, что до сих пор улицы выложены средневековым булыжником. Город разделен на такие районы, контрады. Их 17, и они сохраняют свои средневековые названия: Улитка, Пантера, Дельфин и прочие. Каждый имеет до сих пор свой флаг, каждый имеет свой герб, в каждом, конечно, районе есть своя церковь.

Но самое главное украшение Сиены — конечно, это Сиенский собор, Дуомо, кафедральный собор, посвященный Успению Пресвятой Богородицы (Kattedrale di Santa Maria Assunta).

Но «Assunta», правда, — это больше Вознесение, но мы знаем, что в западной традиции со временем трансформировался праздник Успения Богородицы в праздник ее Вознесения, потому что вот эта вот апокрифическая идея, которая есть на самом деле и в восточной церкви, что тело Богородицы так же не было, как тело Христа, обнаружено в гробнице, вот эти тексты, они же существовали и ходили и на Востоке, и на Западе. Так что постепенно действительно Успение трансформировалось в Вознесение, и поэтому мы говорим «Успение Пресвятой Богородицы», а этот праздник и в данном случае этот собор называется Santa Maria Assunta.

Строительство собора было начато в 1229 году и завершено было лишь в конце XIV века. Но то, что большие соборы строились веками, это известно, но по отношению к этому собору здесь много такого интересного, потому что, с одной стороны, его называют одним из первых готических соборов.

А мы говорили, что Италия не любила готики, а здесь есть готические элементы, но они в основном, конечно, на фасаде, а внутри, конечно, он больше романский, и сверху еще такой ренессансный купол.

В 1258-1285 году строительство было поручено монахам-цистерцианцам из Сан Гальяно, которые пригласили в Сиену Никколо и Джованни Пизано. Мы говорили о них как прекрасных скульпторах, но они были еще и выдающимися архитекторами. И, собственно говоря, это их детище. Они работали сначала в Пизе, о чем говорит, собственно говоря, их прозвище-фамилия, то есть прозвище, закрепленное уже за потомками.

Отличие этого собора, конечно, в его вот такой окраске. Есть в других городах, конечно, такие полосатенькие соборы, но здесь особенно интересно, потому что чередование полос белого и черного мрамора.

К сожалению, те статуи, которые украшают собор, — это не подлинники, это копии уже, потому что в XIX веке собор реставрировался, но он выглядит, конечно, великолепно: и фигура архангела замечательная его венчает, и мозаика с Вознесением и коронованием Богородицы на верхнем фронтоне.

А внутри он, конечно, такой больше романский, хотя и с готическим круглым окном. И вот здесь вот тоже вот эта вот удивительная полосатая раскраска, полосатая кладка, которая дает возможность какого-то особого ощущения в этом соборе.

Купол, как я уже сказала, ренессансный, и он как бы дополняет это такое немножко странное пространство, в котором соединяются готические, романские, ренессансные черты.

Но самое удивительное — это, конечно, пол, потому что пол Сиенского собора — наверное, нигде в других соборах мы такого не найдем. Он сделан инкрустацией. Он сделан из разных цветов и пород мрамора. И это действительно очень красиво.

Вазари приписывал этот пол разным художникам. На самом деле действительно здесь работало несколько десятков мастеров, и он делан постепенно, начиная с XIV века, до XVI, и даже некоторые композиции в XIX веке доделывались. И вот это, конечно, главное украшение этого собора.

Это даже трудно с чем-то сравнить. Где-то это похоже на ковер, где-то ты идешь просто по таким композициям. Но сейчас это, конечно, обнесено, и по нему уже практически в некоторых местах даже не ступают туристы, а просто ограждено, и люди смотрят. Но это удивительно: то, что могло бы быть на стене, и вдруг это оказывается под ногами.

Это удивительные композиции на темы Священного Писания, темы античности, на разные темы, которые интересовали людей в период Возрождения. Здесь есть сивиллы, здесь есть пророки.

Вот эта волчица не Капитолийская, мы привыкли к римской Капитолийской волчице, а это волчица Сиенская, потому что горожане, сиенцы, считали, что их город основали дети Рема, который вместе с Ромулом основал Рим. Но, как мы помним, Ромул Рема убил, а вот до детей брата он не добрался. Они были спасены каким-то чудесным образом, и их тоже вскормила волчица, как, собственно говоря, и их отца и дядю, и волчица тоже стала символом Сиены.

И вот здесь вот как бы видение Сиены самими сиенцами Раннего Возрождения, потому что Сиена в центре, а вокруг ее окружают символы двенадцати итальянских городов, среди которых находится Рим, и его обозначают слоном. Но мы помним, что на одной из площадей Рима действительно стоит такой слон, около Санта Мария сопра Минерва. Далее цапля, которая символизирует Перуджу, единорог символизирует Витербо, заяц — Пизу, леопард — Лукку. Лев — это Флоренция. Понятно, что лев — царь зверей, и Флоренция здесь им отмечена. И мы знаем, что герб города — действительно лев, но в данном случае он не в середине, он вокруг Сиены. Лошадь — это Ареццо, гусь — Орвието. В правом верхнем углу мы видим грифона — это символ Гроссето. В правом нижнем углу дракон — это Пистойя. В левом нижнем орел — Вольтерра, а в левом верхнем еще один лев — это Масса Мариттима.

То есть вот так сиенцы видели себя: в центре всей Италии. Но мы знаем, что, конечно, конкуренцию с Флоренцией Сиена не выдержала, и результатом этого была и чума конца XIV века, и просто историческое обстоятельство, и проигранные войны, и многое другое, что, конечно, позволило Флоренции выйти вперед, а Сиене — царствовать, может быть, 100, 120, 150 лет.

Символические композиции, например, которые очень любили в средневековье и Возрождении, конечно. Например, колесо фортуны: колесо, которое прокручивает всех, судьба, образ судьбы, и королей, и бедняков, и священников, монахов, и так далее. Очень много аллегорических композиций. Вот та же фортуна и мудрость, аллегория фортуны и мудрости.

Или, например, опять же то, что очень любили гуманисты Возрождения. Они возрождали и античность, и библейские какие-то древности тоже любили, но наряду, например, с пророками любили и сивилл, и мудрецов таких вот, вроде Гермеса Трисмегиста. И вот в данном случае мы видим, Джованни ди Стефано изобразил именно его как такого то ли учителя, который дает книгу другим людям, дает мудрость.

Сивиллы тоже здесь: сивилла Дельфийская, сивилла Эритрейская. Сразу приходят на память знаменитые сивиллы Микеланджело. Он же ведь не сам их выдумал. Это было общее такое направление мысли: действительно вот окунуться в эту древнюю мудрость.

А древняя мудрость, повторяю, черпалась не только из Ветхого Завета, хотя он здесь тоже присутствует, например, вот псалмопевец Давид, а инструментальная музыка очень популярна была, но вот и из мудрости такой античной и даже гностической и так далее. То есть Ренессанс, конечно, был в этом смысле не то чтобы всеяден, но брал из многих источников.

Вот хотелось остановиться на этой композиции с псалмопевцем Давидом, потому что здесь изображены разные инструменты. И действительно, мы знаем, что во времена Ренессанса начинается взлет инструментальной музыки. Развивается музыка так, как она не развивалась, может быть, в средневековье. Ну а уж в следующую эпоху, барокко, мы знаем, там полифония появляется и так далее.

И тут присутствуют и ветхозаветные сюжеты, например, «Смерть Авессалома», Пьетро дель Минелла изобразил. Или, например, вот история Юдифи, избиение младенцев. Вот почему-то именно избиения младенцев особенно Павел Муратов, который описывал этот собор в своей книге, с нее мы начали, как-то он ее особенно выделяет, считает, что здесь вот такой реализм и человеческие чувства Ренессанса особенно выражены.

Таким образом, мы имеем здесь особую технику, особый жанр, которого до этого мы не знали, потому что, конечно, инкрустированные полы, особенно вот такой техникой косматеско, когда набирают из разных красивых цветных камешков полы, это известно было, но именно вот здесь возникает вот такой вот жанр картины из разных цветных мраморов, цветных камней.

Говорит о том, что искусство Ренессанса очень было экспериментальным. Они пробовали разные техники, пробовали разные возможности, открывали разные возможности. И вот Сиенский собор в этом смысле, конечно, очень удивителен.

Материалы
  • Муратов П.П. Образы Италии. Т. 1-2. М., 1912.
Галерея (19)
Читать следующую
2. Нищенствующие заказчики красоты
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше