Дополнительный эпизод
Молния в ночи
+
Прекрасная белая лошадь по кличке Молния в ночи кисти знаменитого художника Хань Ганя, эпоха Тан, VIII век.

Посмотрим все-таки на саму композицию «Молния в ночи», мы увидим, что она действительно интересна. Она предельно лаконична, во-первых. Все наше внимание направлено на саму лошадь. Ничто не отвлекает от этого. Она привязана к столбу, который располагается фактически по центру всей композиции, тонкой уздечкой. При этом сама лошадь как бы сдвинута немного относительно центра. Художнику удалось соединить статику с динамикой позы, так как ее ноги не застыли, а они в динамичном движении, она как бы скачет вокруг этого столба. Он выделяет один момент из движения этой лошади и фиксирует его на бумаге, подобно фотографу.

Что-то очень похожее мы видим на самом деле намного позже, в западноевропейской фотографии. На заре фотографии были созданы знаменитые серии фотографий Мейбриджем в конце XIX века, которые назывались «Лошадь в движении», где он также пытался зафиксировать, найти самое удачное: поворот, самый удачный ракурс, который бы передал лошадь одновременно и в статике, и в движении. Мы знаем, что, например, французский художник Дега исследовал как раз эти фотографии и на основе их создавал многие свои картины.

В то же время мы знаем, что Хань Гань действительно очень много изучал непосредственно лошадей и, по-видимому, рисовал их с натуры, хотя этих рисунков уже не дошло. О нем приводятся, например, такие анекдоты, ярко его характеризующие: «Император Минь Хуан призвал его на службу во дворец и дал высочайшее повеление следовать в изображении лошадей художнику прошлого Чэнь Хуну. Изумленный несходством представленных работ с картинами Чэнь Хуна, император осведомился, что было тому причиной. Хань Гань ответил: «Ваш слуга имел собственные оригиналы, все они — лошади в конюшне Вашего Величества». Государь пришел в восхищение». Вот об этом повествуют «Записки о прославленных живописцах династии Тан».

Хань Гань, безусловно, изучал лошадей с натуры, но он не следует только реалистическим критериям. Он ищет наиболее выразительный ракурс, и, передавая абсолютно правильно все анатомические детали, мускулатуру и пропорции лошади, он в то же время находит наиболее выразительные черты. И в этом, безусловно, он является наследником более древней живописи, например, то, что мы видим в живописи уже периодов Восточная и Западная Хань, III века до н.э. — III века н.э., например, в живописи из гробниц, как на этой небольшой фреске, которая изображает выезд чиновника, где дано движение лошади, и лошадь представлена только как силуэт. Тут не прорисованы никакие детали, несколько утрирован крупный круп лошади, ее шея в движении, и, самое главное, движение передано через ноги и общий ракурс.

Если мы посмотрим внимательнее на технику самого художника, то мы увидим, что он соединяет две, по сути, разные манеры, но соединяет он их очень хорошо. С одной стороны, он сочетает мягкость тонировки тушью, и он соединяет их с высокой тщательностью проработки деталей. Этот прием, который используют художники, как правило, в монохромной живописи, в эстетических трактатах династии Тан, получает название баймяо, что буквально переводится как «прорисовка белого фона». И действительно, мы видим, что из белого, сейчас мы видим, это несколько потемневший более, желтеющий фон, но проступают очертания и формы лошади.

Галерея (4)
Читать следующую
2. Четыре сокровища кабинета ученого. Часть I: кисти и тушь
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше