Дополнительный эпизод
Ночная пирушка у Хань Сицзая
+
Сунский свиток с пятью сценами ночных гуляний в доме императорского чиновника.

Добрый день! Мы с вами говорили уже о живописи и о том, как художники рисуют и на чем рисуют, но не очень много говорили об истории и о том, как жили художники и их заказчики. Безусловно, один раз лучше увидеть, чем сто раз услышать. Не так уж много есть возможностей, но есть один свиток, на примере которого можно по крайней мере рассмотреть некоторые стороны жизни китайских аристократов и образованных людей X-XI века. Это знаменитый свиток, который называется «Ночная пирушка у Хань Сицзая». Приписывается он художнику Гу Хунчжуну, который работал в середине X века. Мы точно знаем, что это не свиток X века, что он написан позже, уже при династии Сун, и о том, когда именно, поговорим чуть-чуть позже. Но мы точно не знаем, приписывается он действительно этому художнику или он был создан уже в XI веке.

Тем не менее, несмотря на все эти научные противоречия, мы можем его рассматривать и изучать жизнь и быт, весьма великолепный, как вы уже видите, и утонченный, высших слоев Китая где-то эпохи Тан и Северной Сун, Южной Сун. Именно для этих людей, которые собрались на такой пирушке, и работали художники, и некоторые образцы их живописи как раз и представлены на свитке. Например, если мы посмотрим на небольшой фрагмент, с которого начинается это повествование, то мы увидим слева, прямо за спиной певицы, большую ширму, которая украшена пейзажем, таким монохромным пейзажем с изображением горы, на котором возвышается дерево, очень хорошо знакомом, довольно типичном для живописи Северная Сун, как мы точно знаем.

В свитке изображено несколько сцен, пять главных сцен, в которых повторяется пять раз портрет хозяина – Хань Сицзая. Он изображен в разных костюмах, в разных позах, за разными занятиями. Например, он слушает певицу, или беседует с музыкантами, или сам играет на барабане, как в одной из сцен. Главным образом, все эти сцены посвящены веселому времяпрепровождению, которое включает в себя очень много музыки, и этот свиток, безусловно, стал одним из очень важных источников для исследователей древнекитайской музыки, потому что мы видим тут и музыкальные инструменты, и даже есть некоторые элементы танца.

Об истории создания этого свитка сохранилось много таких, скорее, анекдотов. Сложно сказать, какие из них верные, но по одной из легенд, последний император династии Тан был наслышан был о веселых пирах у Хань Сицзая, который был его министром, и отправил к нему художника Гу Хунчжуна, чтобы тот, что называется, собрал визуальные доказательства этого веселого времяпрепровождения, посмотрев на которые император мог убедиться, может ли еще министр, сохраняя хладнокровный ум, управлять своим ведомством и следовать указам императора или ему следует уже подавать в отставку.

Конечно, если мы посмотрим на этот свиток, мы понимаем, что этот свиток очень далеко отстоит от эскизных набросков, которые, возможно, действительно были собраны, но мы о них ничего не знаем и никогда их не видели. И, безусловно, этот свиток был создан в мастерской. Он очень продуманный – вся его композиция. Здесь хорошо выстроен сюжет и развитие сюжета внутри этих пяти сцен. Мы понимаем, что художник, безусловно, был мастером, и он работал при дворе. И ни в коем случае, конечно, это нельзя назвать неким эскизом с натуры, хотя, безусловно, портретность и вот эта реалистичность в изображении участников пирушки делают этот свиток очень важным свидетельством действительно высокого уровня портретного искусства Древнего Китая, о котором мы знаем не так уж много. По крайней мере оно еще не достаточно изучено на настоящем этапе.

Свиток, как я уже сказала, открывается сценой пира, одной из самых многолюдных на данном свитке. Мы видим Хань Сицзая, который сидит на таком деревянном помосте, перед ним стол, уставленный яствами, и он в окружении своих друзей, домочадцев, похоже, и каких-то приглашенных гостей. Они слушают выступление певицы, которая играет на пипе. Это китайский щипковый инструмент типа лютни.

И поразительно то, как художник по-разному на самом деле изображает всех персонажей. Хотя мы видим, что они застыли в таких почти одинаковых позах, но он изображает, как они действительно по-разному слушают эту песню: один подался вперед, как человек в красном кафтане, сидящий на помосте рядом с хозяином, другой, например, который слева, очень внимательно смотрит на певицу, третий, который находится в центре композиции, в темном кафтане, сжав руки, задумался о чем-то своем. И, безусловно, все общество захвачено этой музыкой и пением, и даже служанка, подглядывающая из-за двери, тоже, видимо, очарована этой музыкой.

О том, когда все-таки был написан свиток, сложно сказать с большой долей уверенности. Были разные гипотезы. До недавнего времени считалось, что это свиток уже XIII века, на данный момент его датируют более ранним временем. Считается, что он написан в XI-XII веке, так как в каталоге императорской коллекции императора Хуэй-цзуна, который жил в XI — начале XII века, было найдено упоминание этого свитка. Таким образом, уже к первой половине XII века этот свиток существовал. Мы не знаем точно, это был оригинальный свиток, созданный просто по мотивам известной истории, или это действительно является копией той первоначальной картины X века.

Но, безусловно, художник, который его рисовал, изобразил очень многие предметы, как я уже говорила, такие, как ширма с живописью, которая находится, изображена за певицей и в то же время служит таким разделением между двумя сценами, он нарисовал ее в стиле, свойственном северосунской живописи.

Или, например, некоторые предметы из убранства стола. Скажем, небольшая чаша, которую мы видим, стоящая на подставке, является типичным чайным сервизом, можно сказать, как раз употребляемым императором династии Сун, и подобные образцы сохранились в коллекциях, в частности, Тайваня и других многих музеев.

Свиток очаровывает не только своим повествованием, весьма замысловатым, надо сказать, если вы будете его разглядывать внимательно. Тут очень много разных персонажей. Например, в сцене танца мы видим не только музыкантов, танцовщиц и самого хозяина, который им аккомпанирует, но даже фигуру буддийского монаха, что сразу вызывает много вопросов: каким образом он сюда попал и что он тут делает, является ли он комментатором или это, наоборот, художник несколько осуждающе относится к данному персонажу.

Но, помимо нарратива, нас, конечно, очаровывает то колористическое решение, та цветовая гармония, которая свойственна этому свитку. Художник с большой внимательностью изображает костюмы самих персонажей, и при этом мы можем сказать, что он работает локальными цветами, они очень четко отделяются друг от друга, и их разноцветные костюмы — женские яркие, светлые и, как правило, темные костюмы мужчин — соединяются в очень красивую, гармоничную цветовую композицию.

И, наверное, самой важной характеристикой этого свитка, помимо мастерства художника и истории, которая в нем рассказывается, являются действительно портреты людей, которые в нем изображены, и, как я уже сказала, он, безусловно, признан всеми одним из самых ярких образцов портретного искусства, которое позволяет нам увидеть, и как жили, и как выглядели, и, может быть, отчасти, даже о чем думали люди древнего и средневекового Китая.

Галерея (11)
Читать следующую
3. Четыре сокровища кабинета ученого. Часть II: тушечница, шелк и бумага
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше