Дополнительный эпизод
Поволжье
+
Наиболее интересные храмы Поволжья, построенные в первой четверти XVIII века.

Поволжье – один из важнейших строительных центров Руси, но из тех центров, где в конце XVII в. – начале XVIII в. еще только начала складываться какая-то своя самостоятельная архитектурная школа, центром которой была Казань.

При этом такой большой город, как Нижний Новгород, при наличии целого ряда построек, и часто выдающихся, не сформировал никакого собственного архитектурного лица. Среди нижегородских построек уже упоминалась Строгановская церковь – один из шедевров русской архитектуры этого времени. Это лучшая постройка города.

Но, пожалуй, надо упомянуть еще одну нижегородскую вещь – очень красивая Георгиевская церковь, которая представляет собой прекрасный, качественный образец столичного нарышкинского стиля. Она очень проста по композиции – это восьмерик на четверике с дополнительным малым восьмериком, небольшая трапезная, колокольня. Но здесь все это очень соразмерно, качественно. Особенно хочется отметить красивое завершение с фигурными гребнями на восьмериках и на четверике, и колокольня оформлена красивыми завершениями.

Может быть неудачен по пропорциям, но зато очень живописен, хорошо сохранившийся до нашего времени, обладающий сочным интересным декором – собор, а изначально церковь, Петра и Павла в г. Казани. Она связана с легендами об участии Петра I в ее строительстве – что якобы она построена в честь приезда императора. Это совсем не так. Ее начали строить до приезда. Заказчиком был купец Иван Афанасьевич Михляев. Но, когда к нему приезжал Петр I, он выделили деньги на ускорение строительства этого храма, и, благодаря этим деньгам, Михляев его решил сделать намного роскошнее и больше.

Интересно, что при всей роскоши он использовал очень традиционный тип для того времени. Речь уже идет о 20-х годах. Это время, когда вообще-то было запрещено строить вне Петербурга, но, видимо, друзьям Петра все было можно. Михляев берет восьмерик на четверике, вытягивает его в высоту и водружает на очень высокий подклет с гульбищем. Интересно, что при этом колокольня ставится не с запада, а наоборот – с востока, в стороне, то есть совершенно по архаической модели, хотя сама колокольня имеет уже новый тип нарышкинской ярусной колокольни.

То, что сейчас кажется самым удивительным в соборе – это его разноцветное лепное убранство. Он весь покрыт сложной лепниной. Она покрашена в самые немыслимые цвета – розовый, синий, коричневый, зеленый и т.д. На самом деле, сама лепнина подлинная. Это лепнина времени строительства собора, которая была белой на красном фоне. Потом ее несколько обновили при ремонте в конце XIX века и вот тогда раскрасили вот в такие, совершенно нетипичные для русской архитектуры, цвета, которые, с точек зрения некоторых исследователей, отражают местный колористический татарский вкус, что никогда не доказывалось специально, поэтому у меня нет в этом большой убежденности.

Тем не менее, сама по себе церковь получилась очень крупной и заняла важнейшее место в пейзаже и в городском ландшафте Казани, стала очень важной местной достопримечательностью.

И, наконец, третья постройка, в отличие от двух предыдущих, очень необычна по композиции. Это тоже в широком смысле Поволжский регион. Уже не волжские города, не Нижний Новгород и не Казань, а некая деревня Макаровка, которая ныне вошла в состав города Саранска. Там, в своем имении, сразу же после ухода в отставку, Макар Артемьевич Полянский (чиновник, который жил в Москве, весьма средней руки, никакой важной должности не занимавший) начинает строит себе грандиозную церковь-усыпальницу.

Она очень крупная. Боковые стены разделена аж на 4 прясла, то есть можно подумать, что это шестистолпный собор. Но, на самом деле, она бесстолпная внутри, очень вытянута по вертикали и увенчала не пятиглавием, а одной главой на малом восьмерике, что как раз типично для приходского храма. То есть, это странный гибрид приходской церкви с соборной. В ее подклете устроена усыпальница семейства Полянских.

И любопытно, что при том, что это приходская церковь, она фактически была оформлена как монастырь. Напротив ее входа была построена колокольня. Справа – здание богадельни с примыкающей церковью, то есть нечто, напоминающее трапезную церковь. И уже через 100 лет, слева, для симметрии была достроено такое же здание для женской богадельни. Но любопытно, что, несмотря на то, что это очень напоминало монастырь, Полянские сами все время финансировали это мероприятие и эти богадельни. Видимо, они очень не хотели передавать весь этот храмовый комплекс в монастырские руки, хотели, чтобы он оставался их частным владением и личным приношением Всевышнему и их личным вкладом. Это редкий случай в русской архитектуре.

Сама форма главного храма, кстати, с тремя главами над выразительными апсидами, с восьмигранными окнами в верхнем ярусе и странным сочетанием куба, уподобленного собору, с малым восьмериком, остается совершенно уникальной в русской архитектуре.

Галерея (8)
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше