Дополнительный эпизод
Ростов Великий
+
Ростовский митрополичий двор, известный под именем «Ростовского кремля».

Митрополичий двор в Ростове – один из шедевров русской архитектуры XVII века. По своему значению и масштабу он – следующий, после Нового Иерусалима. Как и Новый Иерусалим, он возникает по особому символическому замыслу, принадлежащему ростовскому митрополиту Ионе Сысоевичу.

В 1652 году, когда Никон становится патриархом, митрополит Иона становится ростовским владыкой. Напомню, что Ростов был центром одной из древнейших в России митрополий, которая включала в себя, помимо всего прочего, Ярославль и другие богатые волжские города, поэтому ее экономическое значение было чрезвычайно велико.

В 70-80-е годы Иона Сысоевич, который занимал кафедру 40 лет и скончался в 1690 году, возводит огромный и роскошный комплекс митрополичьего двора, который в силу своего величия и масштаба получил название «Ростовского кремля». При том, что название это возникло не в эпоху Ионы Сысоевича, а современное и неправильное, потому что это никакой ни кремль.

Вся архитектура митрополита Ионы выдержана в одном стиле, и, несмотря на то, что ее делали в основном ярославские мастера, она ориентирована на архитектуру московского Успенского собора. Главный собор Ростова был построен в стилистике русского Ренессанса начала XVI века, в эпоху Василия III. Митрополит Иона решает как сохранить все сдержанные суровые и при этом правильные и стремящиеся к ренессансному идеалу черты этой архитектуры. Но задача эта усложняется сложными общими композициями и замыслами митрополита.

Во-первых, он строит огромную звонницу, наподобие той, что стоит в Московском Кремле. Она ставится с огромными проемами сбоку собора и образует площадь, с одной стороны от которой южный вход в собор, а с другой – сам комплекс «кремля».

В него ведет главный вход, который оформляется как огромные ворота с двумя круглыми башнями по бокам, и над воротами ставится надвратная церковь. Специфика митрополичьего двора в Ростове состоит в том, что надвратные церкви здесь получают огромный размер. Как правило, они имели служебное значение и были не очень большими относительно башен, рядом с которыми стояли. Здесь они несколько меньше башен, но отчасти соизмеримы с ними, и сами церкви очень любопытны. Вот та надвратная церковь, которая выходит к собору. Она пятиглавая, с щипцовым покрытием, то есть очень напоминает сам собор.

Любопытно и уникально ее внутреннее устройство. Здесь барабан опирается на две мощные арки, которые, в свою очередь, опираются на пары трехчетвертных колонн, прислоненных к стенам. Такое решение внутреннего пространства, с одной стороны, очень эффектно, потому что оно большое и широкое, а с другой – совершенно уникально и не находит точных аналогий в русской архитектуре.

Интересно, что вторая черта – это высоко поднятая солея́ (место, где происходит богослужение). Она поднята высоко и оформлена специальной торжественной аркадой. Это тоже тема, которая связана с подчеркиванием роли литургии и с личным митрополичьим заказом этого здания.

Внутри митрополичьего двора очень большую роль играют различные административно-хозяйственные постройки. А центральная церковь как раз не очень велика, но занимает привилегированное место. Она тоже находится не на земле, а поднята на уровень высокого второго этажа и имеет очень редкое для этого времени восьмискатное покрытие и крещатый свод. Мы с вами знаем, что этот тип очень широко использовался в начале и в середине XVI века, и в Ростове есть одна из церквей, которая возможно послужила непосредственным прототипом – церковь Вознесения или Исидора блаженного. Это восьмискатное покрытие здесь увенчано еще и интересным кубическим постаментом с главкой. В целом, все это также необычно и уникально для русской архитектуры.

Внутри эта крестообразность очень четко выявлена. Рукава крестового свода очень мощные и хорошо видны. И именно в этой церкви, которая является главной митрополичьей (церковь Спаса на Сенях), очень ярко выделена солея, перед которой специально возведена отдельная ограда – это тоже уникальный случай для русской архитектуры. То есть целая архитектурная стена, соединенная арками с собственно иконостасной стеной и создающая эффектную кулису для роскошных богослужений, которые там происходили.

И, наконец, третья надвратная церковь – церковь Иоанна Богослова. Это главный вход на митрополичий двор со стороны города; не с соборной площади, а собственно с посада. По внешним формам она идентична второй надвратной церкви, а внутри – церкви Спаса на Сенях, то есть тоже имеет в завершении крещатый свод.

Таким образом, архитектура митрополичьего двора в Ростове дает нам целый ряд примеров использования новых и любопытных композиций, с другой стороны – оживления и введения старых композиций. И надо сказать, что загадка того, в чем конкретно состоял замысел, и какой смысл вкладывал Иона Сысоевич во все эти постройки – этот секрет пока не разгадан, и это все еще предстоит изучать и осмыслять. Пока мы действительно не знаем точно, чтó он имел в виду – очевидны райские ассоциации, очевидны иерусалимские прототипы, но как это конкретно здесь выражено, пока сказать невозможно.

Галерея (12)
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше