Дополнительный эпизод
Барокко до Петербурга
+
Барочные церкви, построенные в начале XVIII века.

Безусловно, распространение барокко связано в России с приглашением иностранных мастеров на работу в Петербург. Однако есть целый круг построек, и не такой уж маленький (около 20-30) ¾ это барочные постройки до основания Петербурга. Владимир Валентинович Седов в одной давней статье назвал это явление стилем Великого посольства. Мне оно кажется очень удачным. Даже если, на что верно указывают его критики, отметить, что некоторые из этих построек возникают еще до Великого посольства, и нельзя сказать, что все их заказчики в него ездили, но тем не менее.

Сама эта история Великого посольства, поездки русской культуры за западным опытом, как раз очень хорошо отражает эту архитектуру. Несмотря на то, что нарышкинский стиль оказался блестящей художественной удачей, было желание еще больше обновить архитектуру и приблизить ее к тому, что в данный момент происходит в Европе (напомню, что нарышкинский стиль отражает европейские реалии начала XVII века, а не его конца). Это желание обновления приводит целый ряд богатых заказчиков к строительству в своих усадьбах храмов, которые в той или иной степени откликаются уже не на маньеризм, а на новую стилистику барокко. Чаще это связано с какими-то протестантскими образцами, хотя в каждом конкретном случае эти образцы не так-то просто найти, и многие из этих храмов остаются уникальными, не имеют какой-то специального продолжения в русской традиции.

Одним из самых колоритных из них является церковь в Троекурове. Она стала первой русской ротондой, если не считать романский стиль и древнерусскую домонгольскую архитектуру. Внутри это абсолютной круглый храм. Раньше он был открыт на всем протяжении, а сейчас он разделен потолком. Эта ротонда имеет обход и снаружи близка к восьмиграннику. Ее удивительная черта – это эффектные барочные детали, но они очень грубые, и создается такое ощущение, что их просто не доделали.

На самом деле, это понятная история, потому что резьба доверялась одним людям, а крупные болванки для деталей делали те, кто занимался архитектурой в целом, то есть сами строители. Резьбой занимались резчики. Здесь так сложилось, что заказчик, а именно – князь Борис Иванович Троекуров (и сама церковь находится в селе Троекурово, которое теперь входит в состав Москвы), почему-то не стал финансировать дальнейшую доделку храма. Все заготовки деталей были сделаны, да так и остались в странном обобщенном виде. Этот храм, безусловно, очень интересен и имел одно-два подражания, но, в целом, не стал началом какой-то большой традицией.

Еще более уникальный храм был построен в селе Полтево. Это ярусный храм типа «под колоколы», но здесь интересно то, что его центральный восьмерик растянут в длину – такой вот странный вариант вытянутого восьмигранного храма. Эта растянутость по общему построению немного напоминает 3-хчастный храм украинского типа, но это несколько иной извод.

Этот храм заказывал граф Федор Матвеевич Апраксин – младший брат второй жены царя Федора Алексеевича. Первоначально он был боярином, но потом он и два его брата стали очень видными яркими деятелями петровского времени, очень активно участвующими в жизни страны уже в ее петербургский период.

Эта церковь относится к их ранним постройкам. Как и некоторые другие постройки графов Апраксиных, она сделана целиком из белого камня, но при этом с очень сдержанным декором, что и отличает ее от нарышкинского стиля.

Среди приходских церквей следует упомянуть колоритную церковь апостолов Петра и Павла на Новой Басманной улице в Москве. Мы не знаем, кто ее строил. Она окружена легендами, связанными с именем Петра, что якобы он сам ее начертил в голландском духе. Это не основано ни на чем. Однако известно, что он действительно выделил некоторую сумму, которая помогла при ее строительстве. Храм имеет довольно сложную конфигурацию, которую трудно описать, но похожую на северо-немецкие или протестантские скандинавские образцы с очень типичным протестантским завершением в виде шпиля. В этом смысле она очень новаторская и необычная для Москвы. Это то, что можно было действительно назвать московским барокко. Но не будем использовать этот термин, потому что он уже испортился, будучи неверно привязанным к нарышкинскому стилю.

В целом, многие из этих построек экспериментальные и не могут считаться художественными удачами. Но одна из них безусловно выделяется по своему качеству и оригинальности – это церковь в Подмоклово, в селе около Серпухова, где князь Григорий Федорович Долгорукий, который в течение 20 лет был послом в Польше, построил совершенно уникальный храм-ротонду с великолепным ротондальным внешним балконом.

Это один из немногих храмов России, который был украшен большим количеством скульптур, часть из которых сохранились. И с весьма качественным ордерным барочным декором. Конечно, он не относится к числу достижений европейской архитектуры, но мог бы очень неплохо смотреться в Польше или в Германии.

У него нет точных прототипов. Известны разные имена мастеров, которые здесь работали, при этом мы не находим их имен в европейских документах, поэтому трудно сказать, кто они были, какую школу они проходили. Но возможно, что этот храм в целом ориентировался на образы архитектуры Ренессанса и барокко в целом – например, на ротондальные храмы, которые изображены на разных ренессансных увражах. Он на них очень похож. Он был заложен в год, когда было запрещено каменное строительство, но, видимо, влияние князя Долгорукого и его высокое положение при дворе все-таки позволили где-то к 1722 году довести постройку до конца, хотя освящение потом тоже очень долго откладывалось и случилось совсем не скоро.

Галерея (9)
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше