Дополнительный эпизод
Переходные формы
+
Два московских храма с переходными формами от нарышкинского стиля к барокко.

Помимо храмов раннего барокко в Москве и основной массы нарышкинских храмов, есть пара выдающихся построек, которые каким-то удивительным образом вписываются и в ту, и в другую стилистику, которые одной ногой стоят в нарышкинском стиле, а другой – уже барочные. Как правило, они сохраняют еще общее нарышкинское построение, подход, сочетание белого камня и красного кирпича, и мелкую дробность деталей с некоторыми уже новыми, чисто барочными формами.

Оба этих храма имеют очень большое значение для Москвы, поэтому хочу сказать про них специально. Первый из них – знаменитая Меншикова башня. Она была построена известным фаворитом Петра I Александром Даниловичем Меншиковым. По его замыслу она была увенчана гигантским многоярусным деревянным шпилем, который довел ее высоту до 84,5 метров, и таким образом она стала почти на 3 метра выше колокольни Ивана Великий в Кремле.

К сожалению, это чудо продержалось недолго, и примерно через 20 лет после строительства шпиль сгорел. Но надо подчеркнуть, что она строилась еще тогда, когда Петербург только основывался. Вскоре Меншиков перебрался туда окончательно. Он вообще мало стал интересоваться своими московскими имениями. Поэтому, когда еще при его жизни, когда он был всесильным фаворитом, эта колокольня сгорела, ничего не стало восстанавливаться, и только уже в 1770-е годы она была заменена эффектной барочной декоративной главкой.

Сам храм ярусный. У него сильно увеличенная нарышкинская колокольня. В целом, его основные формы соответствуют нарышкинскому стилю. Но использована такая любопытная черта как полуглавие – старый русский термин для напоминающего закомару повышения центральной части фронтонов. На самом деле, эта черта будет характерна скорее для русского барокко, чем для маньеризма. И появляются уже такие типично барочные черты, как роскошные волюты, обрамляющие вход в храм, или довольно странный балкон-портик. Они уже не нарышкинские, а достаточно ордерные, и, скорее, отражают барочный этап в понимании форм.

Другой храм, который также имеет промежуточные формы, это знаменитая церковь Иоанна Воина на Якиманке в Москве. Казалось бы, не такой важный приходской храм, но он оказывается едва ли не первой приходской церковью, где использована небольшая ярусная колокольня с восьмериком и главкой в завершении, и дальше она станет очень типичной и для маньеризма, и для барокко в Москве и по всей России.

Во-вторых, здесь использована такая очень важная для русской архитектуры форма как малый восьмерик. Обычно, когда мы говорим «восьмерик на четверике», это значит, что восьмерик примерно такого же размера как четверик – восьмигранник, который стоит на кубе. Здесь же над кубом делается специальный переход, сужающиеся своды, которые очень хорошо видны, изогнутые и эффектные.

Над ними возвышается уже весьма узкий восьмерик, который может напоминать по размерам барабан обычного для XVII века храма, то есть это некая промежуточная форма. Вроде бы, довольно большой, но совсем уже иной по смыслу и скорее имеет значение не продолжения основной части храма, а уже некоего купольного завершения. Вот эта форма с перетеканием от куба через свод к этому восьмерику, в которые часто добавлялись еще такие вставленные в бок окна, полуглавие или люкарны. В данном случае, есть и то, и другое, и это тоже редкий случай, так как обычно или одно, или другое. Вот это все делает храм Иоанна Воина для нас очень интересным и знаменательным в развитии истории русской архитектуры. Также важно, что само качество нарышкинского декора этого храма и белокаменных резных деталей очень высокое и хорошее.

Галерея (5)
Читать следующую
4. Соборный тип в нарышкинском стиле
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше