Дополнительный эпизод
Отношение к разночтениям в разных конфессиях
+
Как решается проблема с разночтениями при издании новозаветного текста в разных христианских конфессиях.

Как решается проблема с разночтениями в разных христианских конфессиях и в разных церквах? В католической традиции на Тридентском соборе в XVI веке был официально признан догматическим и единственным текстом, на основании которого может строиться вероучение, латинский перевод Вульгаты, выполненный блаженным Иеронимом. И вплоть до конституции Divino Afflante Spiritu 1943 года это никем не ставилось под сомнение, хотя к тому моменту, то есть к середине XX века, критическая библеистика накопила уже огромный массив данных, который говорит о том, что перевод Вульгаты не всегда отражает текст апостольского времени и многие чтения, которые в ней содержатся, вторичны.

Поэтому после конституции 1943 года католические ученые получили возможность реконструировать текст, опираясь на источники, а не на догматическое учение. И поскольку Второй Ватиканский собор разрешил использовать национальные языки в богослужении и в проповеди, то, по сути, каждая епископская конференция имеет право принять свой вариант перевода на национальном языке, который будет использоваться. Скажем, в Италии это перевод, который называется CEI, который принят под авторитетом итальянской конференции епископов.

Здесь есть масса трудностей, поскольку так называемая «Новая Вульгата», которая была издана в 1979 году, представляет собой хотя и латинский перевод, но исправленный по современным критическим изданиям греческого текста. Очень часто возникают серьезные противоречия между библейским текстом и текстами, скажем, песнопений и молитв, которые часто передают более архаичные варианты или отличающиеся от того, который содержится в новом переводе. То есть работа по согласованию очень большая и сложная.

Очень характерный пример с англоязычным миром в целом. Как показывает статистика продаж, несмотря на то, что в англоязычном мире, и у протестантов, и у католиков, практически каждый год на протяжении XX века появлялись новые переводы Нового Завета на английский язык, тем не менее с большим отрывом лидирует перевод Библии короля Иакова 1611 года.

В Русской церкви похожая ситуация. Вплоть до революции официальным текстом был церковнославянский перевод, который воспроизводит византийскую традицию текста Нового Завета, воспроизводит настолько буквально, что ранние рукописи подражают даже современным им формам византийских букв.

Поскольку в XIX веке стала ощущаться большая потребность в более доступном переводе на русский язык, то был подготовлен так называемый Синодальный перевод, который с очень большим трудом был выполнен. Причем после его издания он подвергся критике, и практически сразу же появилась масса предложений, как его следует исправить и улучшить.

На этой истории я не буду подробно останавливаться, она достаточно хорошо известна, освещена, но важно то, что после революции Синодальный перевод, по факту, стал одним из наиболее читаемых в русской церкви и одним из наиболее распространенных. То есть современные читатели чаще знакомятся с Библией именно по Синодальному переводу, несмотря на те недостатки, которые в нем были указаны практически сразу же.

Трудность заключается в том, что этот текст исправлялся часто без каких-либо официальных постановлений. Скажем, в период сразу после окончания Второй Мировой войны, когда был издан небольшой тираж Нового Завета, при издании была произведена правка. Текст был переведен, во-первых, из графики гражданского шрифта в современную русскую графику, но при этом же была исправлена во многих случаях пунктуация. Те нормы, которые действовали до революции, очевидно, устарели и могли быть неправильно восприняты читателями. Известно, кто этим занимался, но насколько этот процесс был систематичным и адекватным, сказать уже трудно.

Сейчас, начиная с 90-х годов, выходит большое количество новых переводов Нового Завета на русский язык. Они делаются с теми или иными установками или целями, но объединяет их всех одно: все они опираются на критическую реконструкцию текста Нестле-Аланда, и, соответственно, все плюсы и минусы этой реконструкции они воспроизводят. То есть несмотря на то, что появилось множество новых переводов, но в действительности это просто разные варианты перевода одного и того же реконструированного текста.

Переводить с издания Аланда начали еще в 50-е годы. За границей, в эмигрантских кругах, был выполнен перевод епископом Кассианом Безобразовым. Он переводил с 25-го издания Нестле-Аланда.

А вот то самое известное 26-е, 27-е, сейчас 28-е издание — они использованы вот в этих уже новых современных переводах. На самом деле ценность их не очень большая, и хотя многие люди надеются, что благодаря доступности критической реконструкции что-то станет более ясным в новозаветных повествованиях и изречениях, но на самом деле это не так. Тексты как были сложными и непонятными, так они ими и остаются. Без дополнительной интерпретации, толкования, без изучения реалий новозаветной эпохи разобраться крайне трудно.

В греческой церкви ситуация несколько иная. В качестве печатного текста, в основном, используется, как это ни странно, издание Эразма Роттердамского. Оно многократно переиздавалось, и, конечно, имени издателя на нем уже и нет, но это тот самый Textus Receptus, который широко известен.

Попытки представить какую-то альтернативу большого распространения не получили. Греки очень противятся переводам Евангелия на новогреческий язык. В начале XX века в Константинополе даже имели место бунты против таких попыток распространения какого-то альтернативного текста. Но при этом есть издания, которые воспроизводят некую иную группу рукописей, скажем, издание начала XX века Антониадиса, основанное на рукописях афинского собрания, хотя в целом они отражают, конечно, византийскую традицию текстов.

Галерея (14)
Читать следующую
3. Канон Нового Завета
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше