Дополнительный эпизод
Сотворение жены
+
Новое и старое в позднесредневековом искусства на примере горельефа собора Орвьето о сотворении Адама и Евы.

Перед нам – горельеф, украшающий левый пилястр фасада собора в городе Орвьето, к северу от Рима, — городе, связанном с римской курией. Во времена Данте, где-то в первой четверти XIV века на этом фасаде работала мастерская Майтани. И меня привлек на этом фасаде один сюжет, как вы можете видеть – это сотворение Адама и Евы.

Мы видим слева, если читать это изображение слева, ангелов, один из которых сложил руки в молитвенном восторге, другой указывает одним пальцем вниз, другим пальцем вверх, тем самым являя связь неба и земли – что это творится по божественной, небесной воле здесь, на земле.

Далее, на следующей плите, что важно, мы видим Творца, который благословляет Адама. Творец, естественно, одет. Адам, естественно, обнажен, причем обнажен полностью, потому что он находится еще в райской невинности. Далее мы видим, что Адам как бы опирается на какую-то кочку, пригорок. На пригорке стоит деревце. Ничего особенного в этом деревце нет – не надо додумывать, просто деревце райское.

Следующий этап сотворения человека – это создание подруги Адаму. И Творец, судя по всему, вооружившись скальпелем, вскрывает нужное Ему ребро Адама. Ну и оттуда должна возникнуть прямо сейчас Ева. Мы ее еще не видим, но скоро она появится.

Изображение замечательно тем, что в нем сочетается и вполне христианская духовность и нечто по-моему новое для той эпохи. Надо отметить, что в Италии времен Данте медицина была очень популярна. Там уже очень неплохо знали человеческую анатомию и вообще относились к человеческому телу вовсе не так, как обычно пишут в популярных книжках про Средневековье. Вообще человека воспринимали как неразрывное единство души и тела.

Но что невозможно увидеть на этом фрагменте – это то, что о сотворении мужчины и женщины в Средние века шли споры, и эти споры отражались даже в иконографии. Объяснение этому довольно простое. Библия говорит «сделал». Мы переводим «сотворил» или еще как-то можем переводить глагол facere. А на самом деле Священное Писание очень часто оставляло вопросы перед человеческим умом и человеческой душой: непонятно – Ева родилась, поскольку она все-таки из человеческой плоти, или же она сотворена как некое чудо?

Мне кажется, этот горельеф подсказывает нам, что это чудо, потому что при этом акте соприсутствуют ангелы. Но в то же время компромисс между новым, позднесредневековым и традиционным европейским сознанием, которое зиждется на чуде, состоит в том, что в рамках обрамляющей весь этот рельеф лозы, как в некоей раме, мы видим одновременно и чудо и хирургическую операцию. И вот в этих, если угодно, контаминациях нового и старого, как мне кажется, заложено то самое интересное, что привлекает нас в средневековом искусстве и по сей день.

Галерея (5)
Читать следующую
2. «Церковь», «Синагога» и книга Ролана Рехта
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше