2
/12
Краткое введение в Коран
Мусульманское предание о ниспослании Корана, его структура, внутренняя хронология, понятие «неподражаемости». Проблема перевода и историко-критическая школа коранистики.

Дополнительный эпизод

Три коранических суры, с которых лучше всего начинать знакомство с главной Книгой ислама.

Ночь предопределения и ниспослание Корана

Мы продолжаем наш разговор об исламе, о его предметном содержании, то есть о культовом и вероучительном содержании. Сегодня мы с вами поговорим о Коране. В прошлый раз, во вводной лекции, я говорил о том, что Коран — это, так сказать, основная ценность мусульман, которая в иерархии ценностей занимает, без всякого сомнения, первое место. Мусульманская культура вообще кораноцентрична, можно так сказать. Коран и право — вот две вещи, которые во многом определяют основные особенности ислама. Ну, о праве разговор еще в будущем, а сегодня о Коране. В вводной лекции я довольно много уже о нем говорил, но это тема, о которой можно говорить бесконечно, и мы в ходе нашего курса будем с вами неизбежно к ней возвращаться.

Итак, согласно мусульманскому преданию, согласно мусульманским историкам, Мухаммад до 40 лет был мекканским купцом, купцом преуспевающим, женатым на богатой женщине Хадидже, которая владела караванами верблюдов и занималась торговлей. Однако будучи купцом, он, как утверждает мусульманская традиция, любил уединение, часто уходил, бродил по окрестностям Мекки в одиночестве, размышляя о религиозных проблемах. Одним из любимых мест его уединения было гора Хира или Джабаль ан-Нур под Меккой.

И вот в 40-летнем возрасте (а это значит, примерно 610 год н.э.) ему во сне был голос, и прозвучали слова: «Читай! Во имя Господа твоего, который сотворил — сотворил человека из сгустка крови. Читай! Ради Господа твоего щедрейшего, который научил письму, научил человека тому, чего он не знал». Вот это коранические слова. Это 96-я сура, 1-5-й айаты. Что такое сура и что такое айаты, мы сегодня с вами чуть позже выясним. Мусульманская традиция единодушно считает, что это первые слова Корана, то, что впервые услышал Мухаммад, и начинается это со слова «читай» – икра. «Караа» — читать, и отсюда аль-Кур’ан (Коран). Как гласит жизнеописание Мухаммада, которое возникло, правда, самое раннее из дошедших до нас, два века после кончины Мухаммада, Мухаммад испугался, и вот повеление «читай!» повторилось трижды, и тогда только Мухаммад сказал: «А я не знаю, что мне читать». И вот тогда и прозвучали эти слова, после троекратного императива «читай!».

Европейские исследователи в целом соглашаются, что эти айаты, или стихи Корана относятся к одним из самых ранних. Почему 96-я сура, а не 1-я, раз это ранние айаты, самые ранние? Об этом тоже сегодня, но только немножко позже. Согласно Корану и согласно мусульманской традиции, эти слова прозвучали в ночь предопределения (Лейлят аль-Кадр). О ней говорится в 97-й суре 1-го айата. И прозвучали они 27 числа месяца рамадана. Это месяц поста у мусульман, когда божественный свет наполняет мир.

Затем откровения эти продолжались периодически в виде вот таких коротких фрагментов. Мухаммад их запоминал. Первоначально, первые два года, Мухаммад не решался выходить с публичной проповедью и пересказывал это только Хадидже, своей жене, своему двоюродному брату Али, самым своим близким людям. Дело в том, что первоначально Мухаммад испугался, что он становится либо кахином (прорицателем, традиционный институт в доисламской Аравии), либо поэтом. Он не любил ни то, ни другое, ни прорицательство, ни поэзию, поэтому у него возник вот этот страх. Но тем не менее благодаря Хадидже, благодаря двоюродному брату Али он постепенно убеждается в своей пророческой миссии, и где-то примерно в 612 году он выходит уже с открытой проповедью.

Ниспослание, танзиль, как говорят мусульмане, Корана продолжалось на протяжении 22 лет. В мусульманской традиции нет единого мнения. Есть комментаторы и мусульманские авторы, которые говорят, 22 года (это наиболее распространенная точка зрения), есть, утверждающие, что 20 лет, есть, что 23 года, но это не столь важно. Вот этот период ниспослания Корана, когда небольшими фрагментами, как потом уже добавит мусульманская традиция с опорой на Коран, через ангела Мухаммад получает откровение. Первоначально в Коране, в ранних сурах, утверждается, что Мухаммад слышал эти слова от святого духа. В более поздний период этот святой дух уже отождествляется с ангелом Гавриилом, 2-я сура Корана, 97-й айат.

Суры и айаты

Само слово «Коран» встречается в тексте 66 раз, обозначая иногда весь текст, а иногда часть его, а иногда просто чтение священного текста. В качестве синонимов в Коране используются слова «истина», «ниспослание», «различение» (фуркан), очень важное слово –имеется в виду различение добра и зла, и основной синоним Корана — это аль-Китаб — «книга» буквально, Писание. Коран состоит из 114 частей, которые называются сурами. На арабском языке сура буквально значит «ряд, ранг». В самом Коране это слово имеет значение «наиважнейшая, наиглавнейшая». В свою очередь каждая из 114 сур состоит из айатов. Слово «айа» (множественное число «айат») встречается в Коране ни много ни мало 400 раз в разных значениях.

Первоначально это слово означало некое природное явление, любое, затем сверхъестественное явление, свидетельствующее о божественном всемогуществе, знамение, чудо и, наконец, в специальном значении — минимальную единицу коранического текста. Ну, айат можно уподобить библейскому стиху: как главы библейских книг были разделены на стихи и пронумерованы для легкости цитирования, так же и коранический текст был разделен на суры и на айаты, стихи.

Суры не одинаковы по своей величине в Коране. Самые маленькие, потому что их несколько, суры состоят всего лишь из трех айатов, а самая большая (это 2-я сура Корана) состоит из 286 айатов.

Не одинаковы по величине и сами айаты. В самых коротких айатах всего одно слово, а самый длинный айат — это ни много ни мало 68 слов. Мусульмане очень любили и любят все подсчитывать, и вот было подсчитано, что в Коране всего 77934 слова и 323621 буква, или харфа, если следовать арабской терминологии. Это по объему равно примерно 4/5 Нового Завета.

Каждая сура имеет свое название. Например, самая большая, 2-я сура Корана, называется «Аль-Бакара» («Корова»), 24-я сура — «Ан-Нур» («Свет»), 35-я — «Маляика» («Ангелы») ну и так далее. Название суры, как правило, не отражает ее содержание. Очень немногие суры есть в Коране, у которых название совпадает с содержанием. Например, 12-я сура Корана «Юсуф» («Иосиф») полностью посвящена истории Иосифа, библейского Иосифа, правнука Авраама.

Что важно иметь в виду? Для мусульман, если сам коранический текст богооткровенный, то названия сур не считаются текстом Корана, потому что они были даны позже, поэтому название не относится к кораническому тексту. Это было сделано, так сказать, для удобства.

Вслед за названием суры идет басмала, молитвенная формула: «Во имя Бога, милостивого, милосердного». Она предваряет каждую суру, за исключением только одной, 9-й суры Корана. Почему так? Предположительно, 8-я и 9-я первоначально были единой сурой. Косвенно об этом свидетельствует тот факт, что ранние византийские полемисты, христианские полемисты, говорили не о 114, а о 113 главах Корана. Ну, потом 8-я сура была разделена по каким-либо причинам на две, но как знак того, что 9-я сура — это дополнительная сура, она была лишена басмалы. Но это одна из гипотез.

«Во имя Аллаха, милостивого, милосердного». Опять же басмала не считается богооткровенным текстом Корана, поэтому она не нумеруется в Коране, за исключением только 1-й суры Корана «Аль-Фатиха», где она включена в текст суры, поэтому в 1-й суре басмала нумеруется.

Айаты пронумерованы, и в европейской традиции принято такое цитирование Корана: первый номер указывает на номер суры, например, 24 (это значит сура «Свет»), а второе число, как правило через двоеточие, указывает на номер айата. У мусульман немножко другое правило цитирования. Указывается название суры, например, «Ан-Нур» («Свет»), а потом уже цифрами номер айата.

Ну, вернемся немного к басмале. Для мусульман это одна из основных молитвенных формул: «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного» (Би-смилляхи Рахмани Рахим). Эту формулу можно услышать в арабской речи очень часто, и в Коране она повторяется не только в виде басмалы, но и в самом кораническом тексте неоднократно.

Письменное оформление и хронология Корана

Теперь несколько слов о хронологии Корана. При жизни Мухаммада — это можно утверждать с уверенностью — Коран практически не записывался. Если и записывались, то очень небольшие фрагменты. Он запоминался устно сподвижниками Мухаммада (сахаба) и в устной форме передавался. Коран как письменный текст оформляется уже после кончины Мухаммада, в 632 году, на протяжении тоже 22 лет, при первых трех праведных халифах.

После кончины Мухаммада первым праведным халифом стал Абу Бакр, и он осознал, что в устной форме текст Корана невозможно будет сохранить, и он отдает распоряжение объединить все известные устные коранические тексты в один письменный свод. Этим начал заниматься Зайд ибн Сабит, который еще молодым человеком был своего рода секретарем при Мухаммаде, и вот он собрал, так сказать, небольшую группу компетентных людей, которые стали собирать, записывать известные фрагменты Корана от разных сподвижников Мухаммада. Этот текст составлялся на протяжении 22 лет, и при третьем праведном халифе Османе, в 654 году, он был воедино собран и записан.

Я вам рассказываю мусульманскую версию возникновения коранического текста. Естественно, европейские ученые далеко не все принимают эту версию. Об этом тоже чуть позже. Притом, что мусульмане убеждены в том, что текст Корана был записан уже в 654 году, признается, что эта запись была крайне несовершенной. Дело в том, что арабский язык находился тогда только на стадии своего становления, и он был крайне несовершенен.

Арабский как семитский язык использует консонантное письмо. Пишутся только согласные, так же, как и в еврейском языке, так же, как и сирийских языках. Но дело в том, что в VII веке арабское письмо еще было лишено диакритики, то есть конкретизации той или иной согласной. Поэтому запись, например, куфическим письмом какой-либо буквы (харфа) могла читаться по-разному. Без диакритики один значок мог быть прочитан иногда даже как три буквы, иногда как две. Поэтому, собственно говоря, только для знающего Коран в устной версии этот текст возможно было читать.

Судя по всему, уже на рубеже VII-VIII веков согласные были уже уточнены и снабжены диакритикой, но опять же текст мог читаться по-разному, поскольку он не был еще огласован, то есть не были обозначены гласные. Огласовки появляются только в X веке, и тогда уже текст Корана мог читаться более точно. Но и то существовали разные варианты чтения Корана. И вот в том же X веке появляется очень важное сочинение Ибн Муджахида, — «Книга семи» она называлась, если буквально переводить — которая установила семь способов чтения Корана. Мусульмане считают их равноавторитетными. Сегодня каирское издание, которое появилось только в 1923 году и признано сегодня как самими мусульманами, так и европейскими исследователями Корана, каноническим, это каирское издание следует варианту передачи Корана Хафсы (умер в 805 году), который это воспринял от куфийского чтеца Асима.

Суры Корана расположены не в хронологическом порядке. Это одна из очень важных особенностей коранического текста. Логику расположения мы восстановить не можем. Условно, в значительной степени условно, суры Корана расположены в обратной хронологической последовательности, но это не строго. То есть в основном ранние суры Корана оказались в конце Корана, а поздние суры, наоборот, в начале, но опять же повторяю, что это тоже не строго. Например, 2-я сура Корана «Аль-Бакара» появилась примерно в 622-623 годах, во время и после переселения Мухаммада из Мекки в Медину. Она вторая. А вот, например, 96-я сура, — начало ее я вам цитировал, там, где есть айаты, которые, возможно, Мухаммад услышал впервые, — она всего лишь 96-я сура. И вот 113-я, 114-я суры, 97-я сура тоже относятся к очень ранним сурам Корана.

Хронология вообще чужда Корану. Если в библейских книгах все повествование построено по хронологическому принципу, — рассказ о сотворении мира, затем патриархи, которые следуют один за другим в исторической последовательности: рассказ об Аврааме, рассказ об Исааке, Иакове, Иосифе, о Моисее в книге Исхода, — рассказ об этих людях есть и в Коране, но это не рассказ, а много рассказов. Например, истории о библейских пророках, которых много в Коране, — ни много ни мало 24 библейских имени мы встречаем в Коране, — вот они повторяются из суры в суру. Например, рассказ о Моисее мы находим либо очень кратким, либо, наоборот, развернутым, состоящим из многих айатов, и находим в 35 сурах. Рассказ о сотворении мира тоже не один. Он встречается в разных сурах Корана. Вот такое возвращение к одному и тому же сюжету, повторение его либо в очень сжатом виде, либо в развернутом виде — это характерная особенность Корана.

Мусульмане делят суры Корана на мекканские и мединские: как говорят мусульмане, суры, ниспосланные Мухаммаду в Мекке (это 610-622 годы), и суры, ниспосланные в Медине (это 622-632 годы). И по египетскому изданию, сегодня каноническому, напоминаю, мекканских сур 86, а мединских 28. Европейские ученые соглашаются с подобным делением Корана на два больших периода, но, правда, среди европейских ученых нет единого мнения, какие суры мекканские, какие суры мединские. Различаются также смешанные суры. Некоторые айаты возникли в мекканский период, а часть в мединский период, но с этим иногда соглашаются и мусульманские ученые. Соглашаются с тем, что, например, в той или иной мединской суре могут оказаться айаты мекканского периода. Ряд европейских исследователей для удобства разделили мекканский период еще на три подпериода. Первый, самый ранний, был назван поэтическим периодом. Это период самых коротких сур Корана, и вот в этих сурах доминирует, в основном, эсхатологическая тема.

Неверно думать, что проповедь Мухаммада начинается сразу с проповеди единого Бога. Первоначальный пафос проповеди — это проповедь о судном дне, о том, что такой день непременно наступит, день, когда Бог воскресит всех людей и будет их судить. Вот это было действительно новостью, мы можем это более-менее с уверенностью утверждать, новостью для аравийских арабов. Если само слово «Аллах» было им известно, Аллах был верховным божеством в пантеоне аравийских богов. Коранический пафос заключался в проповеди Аллаха как единого Бога, в утверждении того, что не существует других богов, кроме этого Бога.

Слово «Аллах» я предпочитаю не употреблять, например, в своих статьях или книгах, а переводить его как «Бог», потому что на самом деле, по моему глубокому убеждению, это общесемитское слово: «Илях» (божество) и определенный артикль «аль», и вот стяжение «аль Илях» и дает «Аллах». Переводить «Аллах» как «Бог» на русский язык, мне кажется, еще и важно вот почему. Когда немусульмане, слышат или читают слово «Аллах», то очень часто появляется ощущение того, что вот мусульмане верят в какого-то другого Бога, не того Бога, в которого верят христиане. Тем не менее даже в Коране есть слова, обращенные к мусульманам, иудеям и христианам: «И ваш Бог, и наш Бог един».

Итак, поэтический — первый мекканский период. В этот период доминируют эсхатологические мотивы: тема Страшного Суда, который непременно ожидает каждого человека и все человечество, тема воскресения мертвых, загробной жизни и так далее. Второй период — его западные исследователи назвали рахманским периодом, от слова «ар-рахман» (милостивый). Почему так назвали? Потому что в сурах этого периода это очень частотное слово. «Ар-рахман» — одно из имен Бога в басмале: «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного». Вот в этот период уже доминирует тема единого и единственного Бога.

И, наконец, третий мекканский период, или подпериод — он получил название пророческого периода. Почему? Да потому что в сурах этого периода (это 619-622 годы, предположительно) приводится много рассказов о пророках, и большинство этих пророков — библейские. Подобная проповедь единого Бога через пророков, предшественников Мухаммада – характерная особенность коранического повествования. В Коране неоднократно подчеркивается, что Мухаммад продолжает миссию предшествующих пророков, начиная с Ноя, согласно Корану, или начиная с Адама, уже согласно мусульманскому преданию, он продолжатель этой миссии, пророческой миссии. И главная миссия пророка — это нести весть о том, что Бог един и один. В исламе есть хадис, согласно которому все пророки — братья: у них разные матери, но один Отец.

Ну и, наконец, мединский период. Доминирующая точка зрения европейских ученых, что мекканских сур было 90 (немножко отличается от мусульманской точки зрения), а мединских 24 суры. 24 суры за десять лет. Но следует учитывать, что мединские суры самые большие. В мединский период Мухаммад — уже не отверженный, гонимый пророк. Он глава мединской общины, политический глава,  верховный судья, военачальник. И в этих сурах, возникших в период с 622 по 632 годы, появляется уже юридическая, правовая часть Корана. Суры приобретают все более и более законодательный характер. Особенно это касается 2-й, 4-й и 5-й суры, в которых даются предписания по культу, ритуалу, установление по уголовным, имущественным и семейным делам. В мединский период регламентируется социальная и политическая жизнь мусульманской общины, ее военная организация, и отчасти, что очень важно, осознается универсальный характер коранического вероучения, обращенного не только к арабам, но и к другим людям. В этот период, кстати, и обостряется полемика с иудеями в большей степени, в меньшей степени с христианами. Намечается догматическое, или, лучше сказать, вероучительное, размежевание.

Однако не следует в то же время думать, что мединские суры имеют исключительно юридический характер. Мухаммад остается пророком, остается поэтом, и вот, например, в 24-й суре, наряду с подробными установлениями, например, наказания за прелюбодеяние, 24-я сура, 2-9 айаты, мы находим один из наиболее красивых и загадочных айатов. Так называемый айат света, который так любят мусульманские суфии, мистики: «Бог есть свет небес и земли. Свет его — точно ниша, в которой светильник; светильник в стекле; стекло — точно блистающая звезда. Зажигается он от дерева благословенного — маслины, ни восточной, ни западной. Масло в нем готово воспламениться, пусть огонь не коснется его. Свет на свете! Бог ведет к своему свету, кого пожелает. Бог говорит людям притчами. Бог всеведущ!». Это 24-я сура, 35-й айат.

Неподражаемый и непереводимый

Язык Корана — арабский язык. Большая часть Корана представляет собой рифмованную прозу, именно прозу, не имеющую постоянного размера и рифмы. По-арабски Коран звучит действительно очень красиво. И тут одна из основных, так сказать, коранических проблем для немусульман — это проблема перевода Корана. Дело в том, что коранический язык, с одной стороны, послужил источником для арабского литературного языка, наряду с доисламской арабской поэзией, но с другой стороны, он сохраняет свою некую особость, которая очень трудно местами расшифровывается и передается на другие языки. В самом исламе постепенно возникает идея, а потом и концепция «ид‘жаз» –неподражаемости Корана.

В самом Коране уже есть эта идея. Это 17-я сура, 98-й айат: «Скажи [куль], — говорит Бог, — если бы собрались люди и джинны, чтобы сделать подобное этому Корану, они бы не создали подобного, хотя бы одни из них были другим помощниками». «Они бы не создали ничего подобного», и вот этот тезис получает развитие в мусульманской культуре – нечто подобное тексту Корана никто из людей и джинов, как говорится в Коране, не способен повторить. Отсюда и утверждение невозможности перевода Корана на другие языки. Хотя Коран переводился, например, на персидский язык или на берберский язык, но это как бы параллельно с арабским текстом шел перевод, который самими мусульманами воспринимался как комментарий.

Но я-то говорю о другом, о том, что действительно перевод Корана на другие языки, нас интересуют прежде всего европейские языки, действительно и по сей день представляет из себя проблему: как передать точный смысл Корана. Дело в том, что в Коране действительно есть очень «темные» айаты. И как истолковать вот эти темные места? О русских переводах я говорил во вводной лекции, поэтому я не буду к ним возвращаться. Но кто владеет европейскими языками, я бы рекомендовал три очень хороших перевода. Совершенными никакие переводы назвать нельзя, но тем не менее. Например, английский перевод, на мой взгляд, лучший — это перевод Артура Арберри. Немецкий перевод — это перевод Руди Парета. И французский — здесь бы я назвал два перевода. Это перевод Режи Блашера. Смотрите его небольшую книгу, но очень важную, в литературе она будет указана, называется «Коран». Это краткое введение в Коран. Итак, Режи Блашер и еще перевод Дениз Массон – это прекрасный специалист по Корану. Она сделала перевод очень доступным, очень поэтическим и очень точным.

Историко-критическая школа коранистики

И вот проблема, связанная с трудностями перевода Корана, с трудностями толкования некоторых темных мест Корана, привела к тому, что в европейской коранистике возникла особая школа. Ее иногда называют ревизионистской школой исламоведения. Другое название — историко-критическая школа. Эта школа инициировала радикальную смену парадигмы в рамках коранических исследований. Я подчеркиваю, что не нужно воспринимать это как некую новую истину, и сами эти исследователи подчеркивают, что они высказывают только гипотезы, но тем не менее эти гипотезы надо знать. Главное сомнение представителей этой школы в достоверности мусульманской версии кодификации текста Корана при халифе Османе в 654 году. Вторая шокирующая позиция этих исследователей — сомнение в чисто арабском языке Корана. И третье сомнение в достоверности ранних мусульманских сведений о пророке Мухаммаде.

Уже в начале XX века появляются авторы, которые указывают на значительный пласт неарабской лексики и фразеологии в Коране. В первую очередь, это Альфонс Хурмиз Мингана, историк и востоковед, собиратель сирийских христианских рукописей и автор очень важной работы «Сирийское влияние на стиль Корана». Далее Артур Джефри, австралийский профессор семитологии, автор словаря иностранных слов в Коране, в котором отражено 275 коранических терминов иноязычного происхождения.

В 70-е годы XX века появляются работы Гюнтера Люлинга, немецкого филолога сирийского происхождения, который в своих работах показал связь между композицией Корана и христианской гимнографией. Люлинг и сейчас продолжает утверждать шокирующее, естественно, мнение, но тем не менее о нем нужно знать по крайней мере, что мусульмане сначала были иудео-христианской сектой, чья позиция была потом искажена и узурпирована позднейшими поколениями мусульман.

По мнению Люлинга, существовал некий пратекст Корана, который он называет «Ур-Коран». Существовал он, скорее всего, не на арабском языке, а на арамейском языке, и вот Мухаммад, по его мнению, осуществил как бы частично перевод этого текста на арабский язык, частично добавил что-то, так сказать, от себя. Это был второй этап формирования Корана. Третий этап уже окончательного формирования текста Корана происходит уже в IX веке, когда первые комментаторы Корана окончательно, по мнению Гюнтера Люлинга, оформляют коранический текст, тот текст, который нам известен.

Ну и своеобразный итог на сегодняшний день вот этим радикальным критическим изысканиям подвел немецкий профессор семитологии и арабистики Кристоф Люксенберг (это псевдоним). Его авторитет как лингвиста не вызывает сомнений, но тем не менее вот его концепция возникновения коранического текста тоже, конечно, крайне оригинальна на сегодняшний день, хотя сегодня она находит все большую и большую поддержку у европейских исследователей и даже у немногих мусульманских авторов. Его основная работа — «Сиро-арамейское прочтение Корана: подход к расшифровке коранического языка». По мнению Кристофа Люксенберга, первоначальный текст Корана был арамейским, или сирийским. Собственно говоря, этот язык называется либо арамейским (более распространено на Западе), а у нас — сирийским. Что делает Люксенберг? Он предложил обратный перевод Корана, с арабского на арамейский, и тогда многие «темные» места Корана, по мнению Люксенберга, становятся более понятными.

Ну, только один маленький пример. Например, темное слово «аль-хур» (гурии), которые, согласно комментариям, превратились в райских дев, в обратном переводе превратился в «белый виноград», один из частотных христианских символов рая. Еще раз повторю, что это только гипотезы. Всем, кто интересуется мусульманской культурой, исламом, Кораном, о них по крайней мере надо знать.

Ну и в заключение я хотел бы сказать, что проблема перевода Корана — это, конечно, проблема, которая остается крайне актуальной. Это проблема будущего, и сейчас все больше и больше ученых, исследователей, переводчиков приходят к выводу, что будущий перевод Корана должен уже быть не авторским, а коллективным трудом специалистов разных областей. Ну, будем надеяться, что такой перевод в скором времени получится.

Материалы
  • Блашер Режи. Коран. М.: АСТ, Астрель, 2005. (На обложке ошибочно – Бланшер)
  • Майкл Кук. Коран. Краткое введение. М.: АСТ, Астрель, 2007.
  • Пиотровский М. Б. Коранические сказания. М.: «Наука» Главная редакция восточной литературы, 1991.
  • Резван Е. А. Коран и его мир. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2001.
  • Резван Е. А. Введение в коранистику. Казань: Издательство Казанского университета, 2014.
Галерея (34)
Читать следующую
2.1. Сердце Корана
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше