5
/9
Иудея. Виртуальная империя на страницах Танаха
Попытка сопоставить библейский образ великого царства Давида и Соломона с историей древнего еврейского государства и государственности.

А была ли отдельная еврейская цивилизация?

Общие слова о значении еврейской культуры в истории мировой цивилизации мы произносить не будем и сразу перейдем к теме нашей сегодняшней беседы. Это существование особой еврейской цивилизации и существование в рамках этой цивилизации собственной имперской системы.

Первая трудность сразу заключается в том, что язык древних евреев относился к семитской группе языков и был близкородственным ханаанским языкам. Как мы уже говорили, древние семиты-политеисты относятся к цивилизации, которую мы определили как шумеро-месопотамскую, или циркуммесопотамскую. И возникает вопрос, можно ли в данном случае говорить об отдельной еврейской цивилизации, иудейской цивилизации, как угодно ее можно называть, или же мы должны ее рассматривать в рамках одного из фрагментов, одного из элементов шумеро-месопотамской цивилизации.

В данном случае, на мой взгляд, решающее значение имеет даже не факт возникновения монотеистической религии в еврейской этнической общности, потому что сам факт вот этого нового религиозного сознания, появления новой текстуальной религии, профетической религии, но прежде всего текстуальной, еще не означает, что возникает новая цивилизация. Такая религия может появиться как в уже существующий цивилизации, так и маркировать собой процесс формирования, возникновения, оформления совершенно новой, уникальной цивилизации.

Мы могли бы здесь обратить внимание на отношение древних евреев-монотеистов к политеистической традиции, которая существовала вокруг них. И сразу же бросаются в глаза резкая нетерпимость, резкое отторжение от этой традиции. Очень часто можно слышать замечание с современных гуманистических позиций, что вот эта нетерпимость является неким недостатком древнего иудаизма, но в данном случае нужно учитывать очень важный момент: без этого отторжения, без этого резкого противопоставления не было бы отдельной еврейской цивилизации.

Вернее, можно даже сказать иначе: именно существование еврейской самобытной цивилизации сделало неизбежной эту резкую противопоставленность древних евреев-монотеистов, семитов-монотеистов Ханаана всему остальному не монотеистическому, политеистическому окружению. Т.е. очень важный момент: вот эта самоидентификация в противопоставлении чужому является в данном случае маркером возникновения отдельной цивилизации.

Сравним, например, ситуацию в Ханаане с ситуациями в Древней Индии или Древнем Китае и посмотрим, что происходило там. Появляется в индийской среде новая текстуальная религия – буддизм. Мы видим, что резкого противопоставления буддистов их окружению не происходило. Да, естественно, они отвергали авторитет Вед, но непримиримости, которую мы наблюдали в случае с евреями и политеизмом Ханаана, не наблюдается.

То же самое в случае с Китаем: возникновение конфуцианской традиции или даосской традиции. Ни те, ни другие не только не противопоставляли себя традиционной китайской культуре, а максимально старались вписаться в нее, максимально старались подчеркнуть свою преемственность, то, что они являются естественным и высшим в каком-то смысле продолжением этих окружающих их традиций.

Совершенно иное мы видим в случае с евреями, где постоянно подчеркивается полная враждебность вот этому политеистическому окружению, этой древней политеистической традиции, с которой они взаимодействовали и с представителями которой говорили фактически на одном языке.

Время возникновения

Когда возникла эта цивилизация? Естественно, мы можем сказать, что формирование текста, возникновение текста является рубежом. Начало формирования текста, не обязательно его полный, уже законченный вид. Достаточно говорить о том, что мы можем обнаружить какую-то эпоху, в которую началось его формирование. Но тут мы сразу сталкиваемся с серьезной проблемой, потому что, строго говоря, древних текстов в дошедшем до нас корпусе Танаха не так много.

Можно вспомнить о пресловутой «Песне Деборы», о которой часто вспоминают как, возможно, о самой архаичной части Танаха, и, соответственно, попытаться датировать его формирование примерно XI в. до н. э. Но здесь мы, опять же, находимся на весьма зыбкой почве, потому что не можем с уверенностью сказать, к какому периоду относятся те или иные фрагменты, в частности, «Песнь Деборы» или «Книга пророка Амоса», или «Книга пророка Осии».

Мы можем предполагать, что это явно допленные произведения. Хотя, опять же, и здесь есть возражения, и существует точка зрения, что допленную датировку принимать не обязательно, нет безусловных доказательств этого. Но все же мы можем с некоторой долей уверенности говорить о том, что хотя бы часть «Книги пророка Амоса» и «Книги пророка Осии» написаны в допленный период, как и «Песнь Деборы».

И тогда в этом случае мы можем говорить примерно, что где-то в начале I тыс. до н. э. начал формироваться, очень медленно, постепенно, корпус танахических текстов. Причем не «Книга бытия», потому что, скорее всего, она как раз была создана достаточно поздно, видимо, в послепленный период, а именно вот те фрагменты, о которых я сказал. Т.е., подчеркнем вот этот важный момент: это начало I тыс. до н. э.

Соответственно, говорить об историческом времени так называемого исхода евреев из Египта нам довольно сложно. Возможно, это событие происходило, и весьма вероятно даже, что оно происходило, но в каком виде, кто был инициатором этого исхода, какие этнические элементы принимали в нем участие, только ли семитские или и египетские в том числе, – все эти вопросы весьма сложны, и в рамках этой беседы, конечно, ответить на них я даже не буду пытаться. Просто определим, что по тем архаическим фрагментам, которые сейчас включены в Танах, начало формирования Танаха может датироваться тем временем, о котором я сказал. Пока что этого для нас достаточно, чтобы примерно очертить время начала формирования отдельной еврейской цивилизации.

Формирование государства

Важным элементом формирования любой цивилизации является формирование государства, образование государства в полном смысле этого слова. Естественно, здесь мы уже должны говорить не об эпохе Судей, а об эпохе образования еврейского царства, царства Саула, Давида и Соломона. И главным источником здесь для нас является опять же Библия, Книги Царств и летописи.

Но здесь опять мы сталкиваемся с весьма существенной проблемой того же плана: проблемой источников. Да, история царства Давида и Соломона описана чрезвычайно подробно, и вообще это самая подробная история древности до греко-римского классического периода, в которой излагается достаточно основательно комплекс событий, сопровождавший бытие народа, являвшийся бытием этого народа.

Но вопрос – насколько историчны эти сказания, насколько достоверны те сведения, которые нам предлагает Библия? Это достаточно широко обсуждавшийся вопрос, существует много критической литературы на эту тему. Совершенно очевидно, что то могучее царство Давида и Соломона, которое простирается чуть ли не до Евфрата, и Соломон подчиняет ту самую Пальмиру, вокруг которой сегодня столько злоключений происходит…

Вы можете представить себе: Дамаск, Пальмира – это колоссальное выдвижение еврейских границ в сторону сирийской пустыни, к Евфрату. Огромное царство, которое занимает практически всю территорию Палестины и Сирии. Существовало ли оно в действительности?

Если мы посмотрим на другие источники – египетские, вавилонские, ассирийские – мы не найдем никаких сведений о существовании такого могущественного государства. Их просто нет. Более того, археологические данные весьма зыбки, и всегда существует проблема интерпретации тех или иных археологических находок в палестинской зоне. Когда находится то или иное здание, то или иное сооружение в Палестине, естественно, возникает большой соблазн отождествить его то с конюшнями Соломона, то с дворцом еврейского царя. Но оснований для этого, кроме Танаха, у нас никаких нет. Т.е. вот этого могущественного государства, у которого тонны золота и серебра, которое богаче, как сказано, всех остальных царств Земли – его не существовало, по археологическим данным и по данным независимых от Библии источников.

И здесь возникает ассоциация, конечно же, с королем Артуром у меня лично. Это такое же блистательное, прекрасное царство достойных рыцарей, сидящих за Круглым столом, которое было создано усилиями книжной культуры гораздо более позднего периода и которое в своей литературной форме никоим образом не отражает реальность V-VI вв. н.э. Мы можем сказать, что, по всей видимости, какой-то кельто-романский вождь действительно существовал на территории Британии, действительно сражался с англо-саксами, язычниками, действительно одерживал какие-то победы. Но, собственно, и все. Того средневекового общества с соответствующим этосом тогда просто не могло существовать в том виде, в каком оно описано у Гальфрида Монмутского, например, не говоря уже о Мэлори.

То же самое: мы можем предположить, что еврейская цивилизация имела свою государственность. И, по всей видимости, во главе этой государственности стояли Саул, Давид и Соломон. Но масштабы их государств, масштабы их экспансии, их способность к интеграции той или иной территории, конечно же, преувеличивать не стоит. Это была весьма архаическая, только переходившая из бронзового века в железный культура, неспособная в условиях существования могущественных государств-соседей, таких как Египет, например, интегрировать значительные территории вплоть до Евфрата.

Внешняя агрессия

Возвращаясь к нашей теме, мы можем сказать, что государство Давида и Соломона никоим образом невозможно считать имперским образованием, и не только по причине своей аморфности и легендарности (ведь от него не сохранилось никаких археологических письменных источников, например канцелярии). Но и по еще одной причине. Мы уже говорили, что для того, чтобы возникла имперская структура, должна существовать некая чрезвычайная внешняя опасность, сопровождающаяся прямой агрессией иноцивилизационного типа.

В данном случае древние евреи столкнулись с массированной агрессией гораздо позже, когда стала разворачиваться экспансия государств железного века, прежде всего Ассирии. Потому что даже, например, экспансия Египта вскоре после смерти Соломона, о которой упоминает Библия, находилась еще на весьма архаичной цивилизационной стадии, поскольку Египет тогда еще не вступил в железный век, это было общество бронзового века. Я уже говорил, что в бронзовом веке все структуры еще настолько архаичны, что говорить об имперских образованиях просто не имеет смысла.

Вот ассирийская агрессия действительно была весьма существенным, весьма массированным иноцивилизационным наступлением. И что особенно опасно, ассирийцы несли в Сирию и Палестину тот самый политеизм, против которого так пламенно восставали носители монотеистического сознания. И поскольку языки Ханаана и древних евреев были практически идентичны, то это вот давление политеистического могущественного государства, такого как Ассирия, могло бы вызвать защитную реакцию в виде формирования имперской структуры. Однако, что интересно, мы как раз ничего подобного не наблюдаем, и период ассирийской экспансии – это период скорее политического упадка двух еврейских государств, северного и южного.

Напомню, что после смерти Соломона, как отмечает Библия, целостное еврейское государство распалось. Это если мы допускаем, что оно вообще как целостное существовало. Т.е. ассирийская агрессия, как иноцивилизационная, не приводит к военно-политической консолидации еврейского государства, к возникновению структуры, способной ей активно противостоять. Более того, натиск ассирийской военной машины приводит к тому, что северное государство, Шомрон (Самария), гибнет в 722 г. до н. э. Дата условна, примерно мы ее примем. И после этого остается одно только южное иудейское царство со столицей в Иерусалиме, которое продолжает сохранять вот эти хотя бы отчасти монотеистические ценности.

Обращает на себя внимание усиление еврейского государства при царе Иосии, когда в храме обнаруживается некий свиток Закона, и Иосия в условиях резкого ослабления Ассирии начинает пытаться расширить свое государство, но терпит жестокое поражение уже от Египта и погибает.  Обстоятельства его гибели не вполне ясны, но очевидно, что он потерпел поражение и скончался в результате вот этого конфликта с египетской государственностью.

Вскоре после Иосии наступает сложный период в истории Иудеи, когда она оказывается зажатой между двумя могущественными государствами – Нововавилонским царством и Египтом. Причем, как мы уже с вами говорили, Нововавилонское царство было определено именно как имперское. И вот тут мы оказываемся, как мне кажется, весьма близки к ответу на вопрос, когда могла возникнуть имперская структура в еврейской цивилизации.

Агрессия имперского инометакультурного государства, находящегося на подъеме своей мощи, может вызвать эту защитную реакцию. И мы видим, что Вавилон при Навуходоносоре II как раз переживает имперский подъем. И мы видим, что при Навуходоносоре территории вплоть до египетской границы завоевываются. Более того, одно из самых страшных событий в истории еврейской культуры, и в данном случае мы уже можем говорить о еврейской цивилизации, – это захват Навуходоносором Иерусалима, разрушение его, уничтожение как таковой еврейской государственности и угон элиты еврейского общества в Вавилон.

Ответ на вавилонское разорение

Эта катастрофа имеет для нас особое значение. Она не только разделяет историю еврейского народа на два периода – допленный и послепленный. Она еще и является, в контексте нашей темы, маркером того момента, когда в еврейской цивилизации могла возникнуть имперская структура. Здесь, конечно же, сразу моя реплика может вызвать недоумение. Потому что если имперская структура возникает в ответ на вавилонское разорение, то где же, собственно, мы можем видеть еврейскую империю?

И здесь, наверное, можно отметить исторический парадокс: это виртуальная империя. Это империя, которая не имеет на протяжении некоего периода времени своего расположения на географической карте. Она не имеет своих государственных структур. Она имеет некую социально-политическую слаженность в условиях плена. Она сохраняется благодаря вот этой имперской структуре в условиях плена.

Т.е. империя в данном случае должна рассматриваться не только как структура, склонная к экспансии и государственному строительству. В условиях, когда эта экспансия невозможна и государственное строительство по каким-то причинам исключено, а империя возникает, она начинает проявлять себя в группах или группе, которая сохраняет свою идентичность и надеется ее впоследствии воплотить в историю.

Здесь я хотел бы обратить внимание на такой любопытный момент: появление танахических текстов, в которых постоянно подчеркивается идея величия и могущества еврейского государства. Впервые это встречается в книге «Бытие», глава 15, стих 18, где Господь заключает завет с Авраамом и обещает ему землю от некоей египетской реки до великой реки Евфрат. Т.е. вся территория Сирии и Палестины обещается Аврааму и его наследникам.

Эта тема потом постоянно повторяется в Библии в разных текстах. Например, в «Книге Исхода», 23-я глава, 27-31-й стихи. В 31-м стихе Господь обещает, что от моря до филистимского моря, от пустыни до Евфрата будет передана земля еврейскому народу. В «Книге Иисуса Навина» продолжается эта тема, она, собственно, с этого и начинается: в 1-й главе, 4-м стихе говорится, что «от пустыни Ливана до Евфрата эта земля будет принадлежать вам». И, наконец, мы видим уже потом, как в текстах, о которых шла речь (это «Книги Царств» и летописи) как раз показывается вот это могущественное царство Давида и Соломона.

Здесь возникает вопрос о месте в истории этих текстов. Когда такие тексты могли быть созданы, для кого, какова их целевая аудитория и кто может эти тексты создавать? Конечно, здесь мы входим в сферу спекуляций. Мы не можем с уверенностью сказать, в какой исторический период, в какую эпоху были созданы эти фрагменты. Единственное, мы можем отметить некую их синхронность. Мы можем отметить, что во всех этих фрагментах речь идет о некоем идеальном состоянии могущества, которым исторический Израиль, или Иудея, никогда не обладали. Т.е. никогда в истории, возможно, до Маккавейского царства, таких претензий, которые заявляются в этих текстах, реализовано быть не могло.

Это не означает, безусловно, что эти тексты созданы в эпоху Маккавеев, это было бы слишком радикальное суждение. Но вполне возможно, что в период после возвращения из плена, когда имперская структура еврейской цивилизации получила свое географическое и политическое место благодаря разрушению Вавилонской государственности персами и позволения со стороны персидских властей евреям вернуться в Палестину и восстановить Иерусалим. В этот момент общество нуждалось в определенном плане, в поддержке своего статуса, в некоей надежде. И эту надежду им давала, в частности, империя. И вдохновленные вот этой имперской идеей, они могли мечтать о некоем расширении Израиля, Иудеи, еврейского государства в тех границах, о которых шла речь.

Можно, конечно, предложить и совершенно радикальную критическую версию, что все это создавалось еще позже. Мы можем предположить, что текст Танаха очень активно редактировался в период Маккавеев, о которых мы еще будем говорить.

Империя как этноконфессиональный идеал

Но сейчас мы поговорим о другом. Пока что давайте остановимся на проблеме развития вот этой виртуальной еврейской империи в послепленный период. Мы видим, что, собственно, даже вернувшись на свою родину, древние евреи не могли в полной мере реализовать свой проект, поскольку они находились на территории, подконтрольной могущественному персидскому государству.

Естественно, что возвращение их на родину нисколько не предполагало получение санкций на воссоздание полноценной государственности. И эта этноконфессиональная община, которая смогла начать самовосстановление в пределах Палестины, оказалась в крайне неблагоприятной ситуации в плане возведения собственного имперского здания, собственного имперского образования. Персидские цари просто категорически не позволяли ей этого сделать.

Мы видим, что с какого-то момента первенство в этой общине переходит от светских правителей к правителям, если можно так выразиться, конфессиональным. Здесь ключевым персонажем является Эзра, или Ездра в русской традиции, который проводит определенные реформы в иудаизме того времени. При Ездре формируется, по всей видимости, значительная часть канона Танаха. И при Ездре фактически можно предположить, что центральное место в жизни иерусалимской общины переходит именно к первосвященникам.

И вот эта, если можно так выразиться, конфессионализация еврейской политической жизни приводит к окончательному параличу существовавшей гипотетически имперской системы. Она становится просто неспособной к дальнейшему развитию. Или можно сказать иначе: именно произошедший упадок из-за невозможности расширения в условиях персидского могущества привел к тому, что именно к конфессиональной элите в узком смысле этого слова переходит контроль над Иудеей. И, собственно, в этом были как раз заинтересованы персидские власти, потому что, естественно, гораздо проще договориться с конфессиональной элитой, чем с людьми, претендующими на восстановление еврейского государства, погибшего в результате нашествия Навуходоносора.

Гибель персидского государства в результате ударов Александра Македонского не привела, да и не могла уже привести к возобновлению еврейской имперской государственности, поскольку, во-первых, она находилась в упадке; во-вторых, естественно, могущественная Македония совершенно не пыталась никоим образом усилить Иудею, поскольку эта территория вообще имела колоссальное стратегическое значение. Через нее вели пути в Египет.

Потом на развалинах единой империи Александра возникают могущественные царства Селевкидов и Птолемеев, которые начинают борьбу друг с другом и для которых Иудея тоже является всего лишь плацдармом борьбы. Они, естественно, также продолжают поддерживать местных первосвященников и никоим образом не заинтересованы в формировании их собственного центра силы.

И такая ситуация вялого состояния имперской системы в Иудее продолжается достаточно долго, до времен злополучного (в Библии) Антиоха Эпифана, который начинает, согласно имеющимся у нас данным, гонения на древних иудеев, на иудаизм как таковой.  Иудаизмом, подчеркну, я буду называть иудейскую религию в ее целостности, от древних пророков до современности, не вдаваясь в детализацию.

Хасмонеи – имперская идея обретает плоть

И здесь происходит очень интересный момент. Гонения Антиоха Эпифана, с одной стороны, дополнительно продемонстрировали неспособность ни конфессиональной элиты Иудеи, ни ее увядающей имперской структуры к защите еврейской цивилизации, еврейской цивилизационной идентичности. С другой стороны, государство Антиоха Эпифана – это уже период выраженного достаточно явно упадка Селевкидского царства. И именно в этих условиях, когда существует внешняя угроза, но при этом это угроза со стороны врага недостаточно мощного, который своими действиями не способен парализовать защитную реакцию и ее результаты, возникает движение Хасмонеев, которые поднимают восстание против греко-сирийских правителей.

И здесь мы переходим к очень интересному моменту нашей концепции. Это идея о том, что в одной цивилизации может существовать своего рода преемственность имперских структур. Т.е., возникнув, империя проходит свой цикл развития – зарождение, подъем могущества, достижение максимального могущества, спад и гибель, – после которого начинается новый виток развития, связанный с уже новым имперским организмом. Я полагаю, что именно вот этим новым имперским организмом стала государственность, которая олицетворялась Хасмонейской династией.

Хасмонеи не только смогли восстановить еврейское государство, не имея на это, в общем-то, никаких прав, поскольку они не были потомками Давида и Соломона и не имели права на первосвященничество. Но при этом они сначала получили титул наси (князей), а потом узурпировали еще и должность первосвященника. И в период максимального могущества их государство смогло интегрировать всю территорию еврейской цивилизации в рамках Палестины. Более того, оно вышло за ее пределы. И я не случайно говорил, что здесь мы можем предположить, очень осторожно, что некоторые архаичные тексты Танаха редактировались именно в период Маккавеев.

Можно говорить с полной уверенностью, что в период Маккавеев была создана профетическая, визионерская, ну, или псевдовизионерская часть «Книги пророка Даниила», где как раз приводится знаменитый пассаж о Сыне Человеческом. Там перечисляются некие царства в виде зверей, после которых приходит Сын Человеческий во всем своем могуществе. И вот эта псевдовизионерская часть, естественно, написана постфактум, уже после произошедших событий, связанных с восстанием и началом утверждения Хасмонейской династии.

И «Сын Человеческий» в данном случае – это как раз то царство Хасмонеев, которое утверждается на месте поверженных государств. И если этот фрагмент был включен в Танах в этот период, то мы можем предположить, что и некоторые другие фрагменты, которые мы сегодня находим в Библии, являются результатом творчества имперски ориентированных авторов именно этого периода.

Во время правления Александра I Янная Хасмонейское государство достигает максимума своего территориального расширения, и власть этого правителя становится весьма прочной. Внутри государства он подавил восстание фарисеев, вспыхнувшее против него, весьма жестоко. Александра Янная мы можем рассматривать как персонификацию максимального могущества второй еврейской империи, имперской структуры, после которой начинается ее спад.

И этот спад ускоряется из-за вмешательства нового военно-политического игрока, стремительно набиравшего силы в этой части Средиземноморья – это Римская республика. Римляне активно занимают территории слабевших государств в западном Средиземноморье, в частности, существенно теснят Селевкидов.

И, наконец, следующей жертвой римской экспансии становится и сама Иудея, Иудейское царство. Помпей, как известно, занимает иерусалимский храм и даже входит в святая святых этого храма, совершая, с точки зрения иудеев, святотатство.

С этого момента начинается новая эпоха в иудейской истории. Это некое, безусловно, вынужденное сосуществование слабеющей еврейской империи с могущественной, набиравшей силы, нараставшей в своей мощи римской имперской структурой, тогда еще имевшей форму республики, но постепенно принимавшей формы уже империи.

Здесь нужно сразу сказать, что мы используем термин «империя» и как бы происходит накладка одного термина на другой. Империи, о которых мы ведем речь в наших беседах, — это, конечно же, образования, не тождественные тем структурам, которые получают наименовании империи в истории. В истории существовала Римская империя, Бразильская империя, Римская империя германской нации и т.д. Мы говорим несколько о другом, поэтому прошу в этом смысле относиться к терминам, которые я предлагаю, с пониманием.

Компромисс Ирода Великого

И в этих условиях господства Рима еврейское государство вынуждено было идти с ним на очевидный компромисс. И наиболее ярким олицетворением этой линии стал царь Ирод Великий, который, с одной стороны, пытался найти средства для консолидации своего государства, с другой стороны, всячески демонстрировал лояльность римским правителям. Ирод даже не был Хасмонеем, он был всего лишь женат на представительнице Хасмонейского рода, но при этом ему удалось путем лавирования упрочить свою власть и поддержать существование еврейского царства.

Но время правления Ирода – это все-таки время упадка, несмотря на его грандиозные строительные замыслы, несмотря на то, что при нем была произведена такая удивительная архитектурная акция, как создание нового строения иерусалимского храма. Несмотря на его могущество внутри подконтрольных ему территорий, мы можем рассматривать все же этот период как продолжение упадка второй империи, поскольку ни о какой независимости царства Ирода, ни о каком существенном расширении его пределов, на которое не давал бы санкции Рим, не может быть и речи.

Если мы сравним, например, время правления Александра Янная и время правления Ирода, совершенно очевидной станет разница между качеством могущества этих двух правителей. Ирод, как известно, вошел в историю в основном по совершенно другим причинам. Его имя приобрело звучание как бы некоего апогея неправедной власти. Хотя и древние евреи относились к Ироду крайне критично, о чем пишет Иосиф Флавий в своих книгах. Но правление Ирода знаменательно тем, что к нему, по всей видимости, следует отнести такое событие, как рождение Иешуа, Иисуса Христа христианской традиции.

Акратическая проповедь Иешуа

Здесь мы тоже оказываемся вынуждены немного уйти в сторону и сказать буквально два слова об этом феномене. Тема нашей лекции – имперская структура, и здесь появляется фигура совершенно поразительная по своим масштабам и по своим идеологическим установкам, если можно так сказать. Ее ценности входят в жесткую конфронтацию с теми ценностями, которые поддерживаются иродианской элитой и первосвященниками иерусалимского храма, ориентированными на сотрудничество как с этой элитой, так и с Римом.

Интересно, что образ Машиаха, который присутствует в тексте Библии и тексте Евангелия, оказывается весьма двойственным. По всей видимости, Иешуа себя Машиахом никогда и не называл, поскольку сам термин был достаточно жестко сопряжен с определенными социально-политическими ожиданиями. Эти ожидания были связаны с восстановлением царства, созданием могущественного государства, в котором евреи не просто получают независимость, а в котором они как раз реализуют те свои военно-политические амбиции, которые были зафиксированы в книгах и приписаны соответственно Богу, который обещает это последовательно Аврааму, Моисею и Иисусу Навину и которые якобы были реализованы в период Давида и Соломона.

Естественно, что Иешуа, делавший упор на некое преображение, и этическое, и телесное, той аудитории, к которой он обращался, говорил о совсем иных вещах. В этом смысле его ценности находились в жесточайшем противоречии с имперско-конфессиональными установками части элиты еврейского общества, которое и привело к катастрофе, которая произошла, к его гибели.

Естественно, римские власти тоже никак не были заинтересованы в такой акратической проповеди, поскольку слова, произносимые Иешуа, подтачивали саму идею власти государства как такового, без разницы, римское ли это будет государство или иудейское. Его обращение предполагало трансформацию отношений людей в обществе до такого уровня, когда власть как модель взаимодействия будет уже не нужна. Результат нам известен. Далее мы не будем на этом останавливаться, просто мы сейчас кратко очертили эту проблему, которая заслуживает, конечно же, бесконечно долгого разговора.

Проект третьей империи

Важным событием, колоссальным событием еврейской истории является восстание 66-70 годов, приведшее к разрушению иерусалимского храма и повторному рассеянию евреев. Это событие весьма любопытно, потому что здесь, если его рассматривать в контексте нашей темы, можно попытаться его интерпретировать следующим образом.

Важным событием, колоссальным событием еврейской истории является восстание 66-70 годов, приведшее к разрушению иерусалимского храма и повторному рассеянию евреев. Это событие весьма любопытно, потому что здесь, если его рассматривать в контексте нашей темы, можно попытаться его интерпретировать следующим образом.

Римское могущество в дальнейшем все более и более нарастало, иудейское состояние государственности, имперской в том числе, приходило во все больший упадок. И в этой ситуации радикальные группы попытались реализовать проект третьей империи, как мне представляется. И эти группы, которые, кстати, резко критикуются Иосифом Флавием в его книге «Иудейская война», которые представляли собой наиболее радикальные, наиболее активные элементы противостояния Риму, как мне представляется, несли в себе потенциал нового витка, нового подъема, связанного уже не с этой старой, второй империей, а с новой, которая могла появиться на их месте.

Но Римское государство в этот период, Римская империя, империя в нашем, специфическом смысле этого слова, находилась на подъеме. И, естественно, допустить на месте старой, умирающей модели возникновение новой, активной и противостоящей Риму никоим образом не входило в планы ни этой империи, ни репрезентировавшей ее элиты. Соответственно, реакция была самая жесткая. Мощь Рима, естественно, превосходила мощь тех групп, которые несли в себе вот это ядро или потенциальные ядра новой государственности. Восстание было подавлено, ряд вождей погибли или были казнены, Иерусалим был разрушен.

Но при этом, что удивительно, оппозиционное настроение в местной, сохранившейся иудейской среде не исчезло. Продолжала жить мечта о новом царстве, новом царе, новом владычестве евреев, которая нашла выражение уже в следующем мощном восстании. Это восстание 132-135 годов, восстание Бар-Кохбы, «Сына звезды», который был поддержан местным иудейским населением, развернул активнейшую военно-политическую деятельность и сумел несколько лет продержаться в борьбе с Римом. Даже, якобы, возможно, занимал на какое-то время Иерусалим и даже чеканил собственную монету.

Но вот этот последний рывок еврейской имперской государственности, попытка запустить проект третьей империи, опять же, был погашен могущественным Римом, который тогда находился все еще на стадии максимального могущества. И в этих условиях у древнееврейского имперского образования, потенциально могущего себя воплотить в истории, как раз вот потенциала и не хватило, потому что Рим был бесконечно сильнее. И это государство погибло, так и не успев толком сформироваться. И с этого момента уже окончательно история еврейской имперской государственности прекращается. Наступает совершенно новая эпоха, которая находится за пределами нашей беседы.

Материалы
  • Амусин И.Д. Проблема социальной структуры обществ древнего Ближнего Востока (I тыс. до н.э.) по библейским источникам. М., 1993.
  • Вандеркам Дж. Введение в ранний иудаизм / Пер. с англ. (Серия «Современная библеистика»). М., 2016.
  • Вейнберг И.П. Гражданско-храмовая общин в западных провинциях Ахеменидской державы. Тб., 1973.
  • Дженкинс Ф. Войны за Бога: Насилие в Библии / Пер. с англ. М.И. Завалова. М., 2013.
  • Раджак Т. Иосиф Флавий. Историк и общество / Пер. с англ. Еврейский университет в Москве, «Gesharim». М., 1993.
  • Сандерс Э.П. Иисус в контексте иудаизма / Пер. с англ. А.Л. Чернявского. М., 2012.
  • Иосиф Флавий. Иудейская война / Пер. с древнегреческого М. Финкельберг и А. Вдовиченко под ред. А. Ковельмана. М., 1999.
  • Иосиф Флавий. Иудейские древности / пер. с греческого Г.Г. Генкеля. В 2-х тт. Ростов-н-Д., 2000.
  • Кроссан Дж. Д. Библия. Ужас и надежда главных тем священной книги / пер. с англ. Г. Ястребова. М., 2015.
  • Финкельштейн И., Зильберман Н.-А. Раскопанная Библия. Новый взгляд археологии. →
Галерея (61)
Читать следующую
6. Персидское государство. От бесписьменного племени к империи трех частей света
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше