Дополнительный эпизод
Морфология конструктивизма
+
Архитектоны Казимира Малевича в искусстве, архитектуре и технике XX – начала XXI вв.

В этом эпизоде мы поговорим о морфологии конструктивизма и о линии революции архитектуры. Их, конечно, этих линий, много, но мне важно, чтобы вы осознали, какое влияние оказал принцип архитектурного конструирования Малевича на последующий процесс.

Вот то, что вы видите, — это архитектон под названием «Гота-2», фотография архитектона, образца 1923, и похожие образцы он создавал до 1927 года. В период работы в УНОВИСе в Витебске Малевич увлечен идеей внедрения, функционального внедрения своей супрематической системы в архитектуру и другие виды человеческой деятельности. Поэтому ему нужен Лисицкий, и он приглашает Лисицкого как профессионального архитектора и начинает много экспериментировать с архитектонами.

Вы видите композиции. Малевич по образованию не архитектор, но ему важен был перевод своей двухмерной супрематической системы в трехмерную ситуацию, и он начинает конструировать из модулей, причем модулей унифицированных, но разномасштабных. Выразительность архитектона строится как раз на сочетании разномасштабных модулей.

Отсюда мы не понимаем, это, предположим, одно здание или множество зданий, объединенных в единый комплекс, либо это структура, которая предполагает постоянный процесс наращивания, разрастания в разные стороны. Структура эта, обратите внимание, все равно иерархична, поэтому лукавая натяжка — противопоставлять некий горизонтальный модернизм вертикальному иерархическому будущему соцреализму, потому что архитектоны Малевича оказывают влияние и на соцреализм, и на последующее развитие архитектурного модернизма.

Как пример выхода в соцреализм в связи с архитектонами вспоминают, конечно,  итоговый проект Дворца Советов 1937 года Бориса Иофана, Владимира Щуко и Владимира Гельфрейха. В основе своей, да, это архитектон, хотя архитекторы Дворца Советов хотели объединить, конечно же, все: и вавилонские зиккураты, и Пергамский алтарь, и американские небоскребы, которые уже к тому времени были построены в Нью-Йорке, по крайней мере самые знаменитые.

Но в период проектирования это, можно сказать, были параллельные процессы. Да, этот проект не был реализован, вместо него потом появились московские высотки, но посмотрите, какое влияние архитектоны Малевича оказали на подобного рода структуры, потому что в основе своей все-таки эта архитектура модернистская, но с классическими элементами, с внедрением классических элементов и, конечно, статуей, которая это все венчает.

Борис Иофан проектировал и главное здание МГУ. Да, оно уже меньше ассоциируется с архитектонами, хотя, если мы абстрагируемся от классических элементов, которые здесь носят скорее декоративный характер, и представим себе сам процесс конструирования, мы легко проассоциируем эту постройку не только с архитектонами Малевича, но и с последующими, например, ракетными конструкциями, конструкциями ракет. И сейчас отреставрированный шпиль здания МГУ сияет на солнце, особенно в летнее время, как некая антенна, принимающая космическую энергию, и эта антенна или классический шпиль, как угодно, она, конечно, меняет впечатление о характере этого здания.

Горизонтальные архитектоны. Вот архитектон «Альфа» 1920 года. В предыдущем примере вы видели, как Малевич создавал иерархический вариант, а это горизонтальный вариант, напоминающий, скорее, уже машины и технические сооружения. Здесь опять же все строится на модулях, и этот принцип лежит сейчас в основе современного архитектурного обучения.

Все архитекторы начинают свое образование с конструирования из коробочек. Раньше это было все-таки рисование. Это рисование сменилось в период 1920-х годов принципом конструирования, и сейчас он ведущий. Вместо рисунка – конструкция и моделирование в пространстве и, конечно, на компьютере, в 3D-проекциях, и вращение этих самых моделей.

И посмотрите, какой еще потенциал был у архитектонов Малевича. Малевич вывел тезис для себя, что архитектура — это способ освобождения человека от веса, то есть в перспективе здания должны оторваться от земли.

Этот момент отрыва от земли уже есть в проектах Ильи Чашника – проект супермолета. Это, обратите внимание, тот же архитектон Малевича, но более динамичный и на абстрактном фоне. Да, это свободное конструирование, свободная фантазия из модулей, опять же нанизанных на единую ось.

Вот сейчас вы видите модель первой пилотируемой орбитальной станции «Салют-1» 1971 года. Да, она также строится на этих модулях. Орбитальная станция строится, конструируется из отдельных модулей, каждый из которых выводится на околоземную орбиту, и уже потом они объединяются.

Здесь, конечно, скептики скажут: «Ну какое влияние могли оказать художники?» Ментальное влияние они оказывают в первую очередь. Экскурсоводы из Русского музея рассказывали мне, что, когда они водили космонавтов и показывали им архитектоны Малевича и супрематические композиции Малевича, они их воспринимали как что-то близкое, и про идею космоса и про идею формы в космическом пространстве им не нужно было ничего объяснять. Это был их опыт, который они пережили непосредственно.

Что касается прямого развития архитектуры, вот проект Фрэнка Гери фонда Луи Виттон. Сейчас я показываю вам фотографию одного из макетов, и вы видите, что он также строится на модулях, которые мы только что наблюдали в архитектонах Малевича, но только эти модули скрыты. Вы видите, как Фрэнк Гери в данном случае скрывает их пластиком, здесь это просто материал для макетирования, и композиция становится как будто бы свободной, произвольной, динамичной.

Здание Фрэнка Гери совершенно не похоже, конечно, на геометрию модернизма, но только потому, что эта геометрия скрыта. Однако она лежит в основе любого из современных зданий. Современную культуру называют иногда постмодернистской культурой, или говорят, что на смену конструктивизму приходит уже деконструктивизм.

Деконструктивизм — это тот же конструктивизм, который более свободен, скажем, в плане композиций или первичных рисунков, но в структуре он также содержит в себе индустриальный хребет конструктивизма и модулей, геометрических модулей, которыми занимался Малевич еще в начале 1920-х годов.

Галерея (10)
Читать следующую
7. Советский модернизм 1920-х – начала 30-х годов
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше