Дополнительный эпизод
Григорий Брускин
+
Картины-каталоги монументов, скульптуры и инсталляции Григория Брускина.

Важнейшим событием в советском искусстве эпохи Перестройки стал аукцион «Сотбис» 1988 года, на котором работа Григория Брускина «Фундаментальный лексикон» поставила рекорд. Она была куплена за рекордную сумму. Это вызвало бурю эмоций со стороны официальных художников и волну энтузиазма со стороны неофициальных, потому что статус у Григория Брускина был серьезный, но все-таки были тогда художники и более известные, чем он. И кто-то даже говорил, что это какая-то провокация со стороны «Сотбис», что это была попытка вообще взвинтить цены на рынок советского искусства в целом. И, да, это действительно было. Советское искусство переживало бум. Художники писали очень много картин.

Я покажу сейчас вам «Фундаментальный лексикон», который стал одним из ключевых образов перестроечного искусства, но ранние работы Григория Брускина, такие, как «Монументы» 1982 года, они, конечно, связаны с традицией сюра, сюрреализма. Образы скульптуры в живописи попадались уже в 1970-е, скажем, в работах Натальи Нестеровой, даже на официальной сцене, то есть подобные картины имели такой полуофициальный статус, но вот эти советские статуи, как бы спадающие или сходящие с постаментов, такие полуживые существа, люди-монументы, они очень-очень сильно проецировались как раз на настроение позднего застоя и Перестройки.

Или вот посмотрите: «Памятники». Опять тема памятников, потому что советская культура заточена на памятник, и потенциально она все способна превратить в памятник, даже первую любовь, даже детство. Все отливается в монументы, и Брускин играет с этой историей. Но все-таки это еще изобразительные картины, и они все несут какие-то дары или призы. Причем призы эти даже более реальные, чем сами вот эти люди, люди-призраки, люди-сомнамбулы или люди-статуи, потому что важен не человек, важны его достижения. Важно то, что он сделал: вырастил сына, построил самолетик, исполнил на контрабасе какую-то серьезную вещь, спортсмен получил приз. Важен не человек, а человек через достижения, через вещь. Вот такая негуманистическая в основе-то своей идея здесь возникает. Но эти работы, в принципе, могли быть показаны на официальной сцене уже к середине 1980-х, хотя опять же в Перестройку выставки нонконформистов уже подпольными не являлись.

А вот сейчас вы видите «Фундаментальный лексикон» 1986 года.

Чтобы переключиться от изобразительной картины к картине-таблице, Григорию Брускину потребовалась встреча с кругом московских концептуалистов. Это общение с поэтом Львом Рубинштейном, который создавал поэзию на карточках. И вот этот момент каталогизации, систематики и переводит картины Григория Брускина из сюжетно-изобразительных, позднесюрреалистических в концептуальные, в концептуалистские каталоги или всем известные плакаты, ну, может быть, женщины меньше знают, – это строевая служба, которая представлена тоже в форме таблиц: как нужно маршировать, или правила пожарной безопасности. Это бесконечные формы наглядной агитации, которые Брускин аккумулирует здесь в подобие иконостаса. Он создавал и цельные картины в виде таблиц, и полиптихи.

Это фрагмент «Фундаментального лексикона», где картина складывается из множества вот таких картинок-карточек, но тема памятника, который держит какое-то вещественное доказательство своего существования или, скажем, права на существование, здесь также фигурирует. Плюс это и каталог монументов, и каталог артефактов, которые эти монументы держат. Это некие опять же, как в Византии, дары. Это формы подношений.

Эту же тему Брускин развивает в полиптихе, который находится в здании немецкого Рейхстага и на немецком языке называется Leben über alles. Вместо фразы из немецкого гимна Deutschland über alles (Германия превыше всего) здесь «Жизнь превыше всего». И эта же форма, но в варианте уже одиночных картин, которые монтированы друг с другом в форму таблицы или каталога.

Он развивает эту тему, тему «Фундаментального лексикона», а также начинаются переходы из живописи в другие медиа, потому что он создает и монументы из стали, как «Мальчик с лопатой» 1990 года. Это серия монументов, и постаментом для них являются такие клумбы с искусственными цветами. Скульптура здесь находится на грани между, скажем, поэтикой соцреализма и современными скульптурами в варианте Джеффа Кунца, который также много работает с промышленными металлами.

В дальнейшем Григорий Брускин разовьет эту историю, потому что он будет создавать целые композиции уже из отдельных образов, но скульптурных. Это в прямом смысле каталог персонажей, которые он собирает, и его мир становится разнообразнее. Он наращивает этот мир и собирает цитаты из разных образов, начиная от Босха и заканчивая образами XX века.

Это «Время Ч», инсталляция 2012 года, которая впервые была показана в музее МАММ, Московском Мультимедиа Арт Музее, в черном кабинете. Это композиция из скульптур, но и театр, вот такой, как черный кабинет, как театр кукол. Григорий Брускин рассказывал мне, что одним из источников его вдохновения была коллекция игрушек. Он собирал разные винтажные игрушки уже во время пребывания в Америке. Скульптура-игрушка, скульптура как документ — все время очень зыбкие границы между статусами этих фигур. Да, в строгом смысле это скульптура, но это же и театр.

Форма театра была у него предъявлена на 57-й Венецианской биеннале в 2017 году в российском павильоне. Это была масштабная инсталляция, причем не только со скульптурами, но там появился и театр теней. Тени этих скульптур скользили по стенам. Они были иногда более весомые, чем сами скульптуры, потому что свет гас и скульптуры исчезали из поля зрения, а тени, наоборот, оживали и двигались. Например, они отрывались. С помощью анимации Брускин отрывал тени скульптур от самих скульптур. Тема страхов, вот таких, скажем, имперских страхов, вот как в этом двуглавом орле, мимо которого проходят шеренги одинаковых фигур. Я все-таки немножко критично отношусь к этим образам. В каком смысле? Для меня они еще связаны с поэтикой перестройки. Тема «проекты 2000-х», но они отсылают еще к перестроечной поэтике страхов. И его «Время Ч» — это каталог страхов: экологических, первородных, страхов иррациональных, страхов политических. Все это он собирает и аккумулирует в своем театре скульптур.

Галерея (9)
Читать следующую
13. Искусство 1990-х
← Читать предыдущую
или
E-mail
Пароль
Подтвердите пароль

Оглавление
Дальше